Для входа на форум нажмите здесь
Новые комментарии
Лондон: Диалоги (не квестовые)
Автор темы: Нокс_renamed_937075_02102019
Дата создания: 01.08.2012 00:29
Аватар для Нокс_renamed_937075_02102019
Читатель
Регистрация:
26.07.2012
Лондон: Диалоги (не квестовые)

Dame Julia Beatrix Tyburn


Why? Is this some sort of attempt to fraternise?
Well, I won't stand for it.
Never mind me, you'd do well to worry a little more about yourself.
How you dress, how you carry yourself, I mean, who are you?
Are you anyone at all?
You'd do well to learn to not pry into people's personal affairs here at Temple Hall.
We're not all of us Richard Sonnac, we're not all fond of talking about ourselves.

Итак? Эта своего рода попытка поближе познакомиться?
Ну, я этого терпеть не намерена.
Вам незачем ко мне обращаться, лучше побеспокойтесь о себе.
Как вы одеты, как вы держитесь, я имею в виду, кто вы?
Кем вы являетесь?
Вам бы стоило поучиться не совать нос в чужие дела здесь, в Temple Hall.
Не все здесь такие как Ричард Соннэк, не все здесь любят откровенничать.





Richard Sonnac


You should know that I am eternally busy, but for my sins I prefer a more civilised mode of correspondence than "r sonnac at the templars dot org."
So while my time is limited, my door will always be cautiously ajar.
Your smooth transition into the Templars is among my top priorities.
Certainly in the upper percentile.
Should you be unsure of the correct conduct in any situation, come to me in the first instance.
We can speak in confidence and largely without judgement.
I will take pains to understand. I accepted this position because I saw a new way for the Templars to achieve our old potential.
Ours is an organisation with no shortage of history, some might say too much history.
But you are our future. Don't squander it.

Вы должны понимать, что я очень занят, но, к несчастью, я предпочитаю более цивилизованный способ корреспонденции, чем: "r sonnac at the templars dot org."
Таким образом, не смотря на то, что мое время ограничено, моя дверь всегда будет немного приоткрытой.
Ваш плавный переход к тамплиерам является одним из моих высших приоритетов.
По крайней мере имеет довольно высокий процент.
Если вы не знаете как вести себя в той или иной ситуации, сразу обращайтесь ко мне.
Мы можем говорить откровенно, без протокола.
Я буду стараться понять вас изо всех сил. Я согласился на это место, потому что я видел новый путь тамплиеров достичь нашего старого потенциала.
Наша организация богата историей, некоторые даже могут сказать слишком богата.
Но вы - наше будущее. Не относитесь к этому легкомысленно.



You're quite safe here in London. The old girl is a marvel of arcane geometry, thoroughly warded for your protection, and by degrees, for ours.
Londoners are of special mindset, oblivious to practically any outrage beyond raised congestion charges.
Thus, over time it has become the de facto capital of the secret world.
All are...! wouldn't go so far as to say "welcome," but permitted.
Be assured that none would dare challenge our authority, not here, where Temple Hall casts a long shadow.
Personally, I frown on architectural bullying, but if one absolutely must throw one's weight around, it pays to erect a cathedral or two.
Regardless, we Templars should be seen to uphold the truce.
So it is vital that you do not cause a scene in public.
If you're truly champing at the bit to rough up your rivals, I'm sure Dame Julia could use you.
The more unsavoury elements about town might also run some form of fight club. Naturally we would not condone such an event, were it even to exist.

Здесь в Лондоне довольно безопасно. Старая Леди - чудо тайной геометрии, полностью обеспечена как для вашей, так и для нашей защиты.
Лондонцы обладают специфическим мышлением, практически никогда ничему не возмущаясь, за исключением повышения дорожных пошлин.
Таким образом, по пришествию долгого времени Лондон де-факто стал столицей тайного мира.
Мы всех...! не скажу, что "принимаем с распростертыми объятиями", но впускаем.
Поверьте, никто не посмеет бросить вызов нашей власти здесь, под внушительной тенью Temple Hall.
Лично мне не нравится архитектурная чрезмерность, но чтобы продемонстрировать абсолютный вес в округе, можно построить собор или два.
В любом случае, мы тамплиеры, как вы должно быть заметили, поддерживаем перемирие.
Поэтому жизненно необходимо, чтобы вы не устраивали публичных скандалов.
Если же вам действительно не терпится разобраться с ваших противниками, я уверен, что для Dame Julia вы можете оказаться полезным.
Наиболее сомнительные индивидуумы города имеют нечто вроде бойцовского клуба.
Естественно мы не поддерживаем подобного рода заведение, даже если бы оно и в самом деле существовало.



You'll find the locals outside of Temple Court to be a motley crew, but they are harmless.
Mostly harmless. They are under our protection, and know better than to mess on our red carpet.
Obviously any opinions they impart on our order, or the secret world at large, should be taken with a helping of salt. Still. In the interests of full transparency,
I won't try to dissuade you from hearing dissenting opinions.
Take Konrad Engel - someone ought to. The man is a great diplomat, a mentor to me, and a close personal friend. Regrettably, he has been...hmm, less diplomatic with his views on Templars policy.
It earned him an extended sabbatical, which he seems determined to spend debating Nietzche with a pint glass. An ever-so-Germanic funk.
You must be singleminded, but I want you to arrive at that singlemindedness yourself.
To a refined palate, propaganda leaves such a bad taste.

Как вы наверное заметили, местные жители за пределами Temple Court довольно разношерстный народ, но безобидный.
Преимущественно безобидный. Они находятся под нашей защитой, и лучше вам это запомнить, чем топтать наш красный ковер.
Очевидно, что любые мнения, которые у них имеются о нашем порядке или о тайном мире в целом, должны быть получены с особой осторожностью. Тем не менее. В интересах полной прозрачности, я не буду пытаться отговорить вас от подслушивания особых мнений.
Возьмите Конрада Энгеля, человека с большими заслугами. Великий дипломат, мой наставник и близкий друг. К сожалению, он был... хм, менее дипломатичен в плане взглядов на политику тамплиеров.
В результате заработал длительный творческий отпуск, который он, кажется, решил посвятить обсуждению трудов Ницше со стаканом пива. Типичный трусливый немец.
Вы должны быть решительны, но я хочу, чтобы вы сами достигли этого.
В высшем обществе пропаганда является дурным тоном.



I shall risk the assumption that you're not a sceptic. It will make explication easier on both of us.
Someone I trusted dearly once told me: "There are no monsters, only us."
Advice to live by, but from here on in, you'll find things have a slight tendency towards complicated.
Our world is a strange, dark place, and its strangeness is currently accelerating.
To say nothing of the darkness.
Every myth, every legend, every dirty limerick created to make sense of what is unknowable and unfair - it's all true. Or at least sufficiently true to cause alarm.
There are monsters. Fewer now, as over the centuries we Templars have done our bit to thin the numbers.
But the reality you believed balances quite precariously over the reality you choose not to.
You guard that balance now. I trust that you'll come to think of this opportunity as a blessing.
A curse would be to have this awareness, yet do nothing.

Я рискну предположить, что вы не скептик. Это облегчит наш разговор.
Кое-кто, кому я очень доверял когда-то, сказал мне: "Не существует других монстров, кроме нас."
Совет на всю жизнь, но с этого дня вы поймете, что некоторые вещи имеют небольшую тенденцию усложняться.
Наш мир - странное, темное место, и его странность в настоящее время увеличивается.
Не говоря уже о тьме.
Каждый миф, каждая легенда, каждый грязный лимерик был создан, чтобы дать понять, что непостижимое и несправедливое - это все правда. По крайней мере настолько, чтобы вызвать тревогу.
Монстры существуют. Сейчас их меньше. За прошедшие столетия мы тамплиеры внесли свой вклад в сокращение их численности.
Но реальность, в которую вы верили, находится в очень шатком равновесии с той реальностью, в которую вы не верили.
Сейчас вы охраняете это равновесие. Я полагаю, что вы рассмотрите эту перспективу как благословение.
Проклятием было бы понимать все это, но ничего не делать.



I'm courting accusations of bias here, but you have made the right choice by coming to us.
The proper choice.
The other societies are barely capable of governing themselves, let alone the world.
What we possess above them is not measured in wealth, land or resources, as if in some cosmic game of Risk. It is conviction.
Our mission is, as it always has been, the destruction of evil in all its forms.
We have auditioned many methods for this mission, and speaking candidly, to different degrees of success.
In our...less celebratory moments, Templars have been accused of irrational zealotry, of blinkered intolerance. Of fascism.
Our line in decor doesn't do us any favours on the latter.
I'm telling you this for the sake of background reading.
Strive for purity of thought, and purity of action will follow.
Impress this on your fellow Templars, and on all others by example.

Меня обвиняют в предубеждении, но вы сделали правильный выбор, придя к нам.
Должный выбор.
Другие общества едва ли способны управлять собой, не говоря уже о мире.
То, чем мы обладаем выше их, оно не измеряется богатством, землей или ресурсами, как в какой-нибудь космической игре. Это - убеждение.
Наша миссия, какой она всегда была, это уничтожение зла во всех его проявлениях.
Мы опробовали много методов для выполнения этой миссии и, честно говоря, с переменным успехом.
В наши... не самые удачные периоды истории нас обвиняли в нерациональном фанатизме, в слепой нетерпимости. В фашизме.
И наша манера оформления обстановки не сильно способствует опровержению последнего.
Я говорю вам это ради стимула к дополнительному изучению.
Стремитесь к чистоте мыслей и тогда чистота действий будет следовать за вами.
Впечатлите своих братьев тамплиеров, и всех других своим примером.



I'll take your question, but you should appreciate this is a...difficult topic within the establishment.
The bad blood between our two societies is positively virulent.
It goes far beyond some catty mid-Atlantic feud.
Even if the British have elevated holding grudges over the Revolution to an Olympic sport.
No, this is rooted in the 13th century, when Templars' empire was ascendant from the Bosporus to the Orkney.
Illuminati, already well versed in throwing any game they cannot possibly win, conspired to turn all the societies against us.
How to express our most abject of defeats?
"We got served." The balance of power was swept from the table, never to be recovered.
In the chaos, they wormed into the New World, and...
It would be impolitic to call them a peculiarly American phenomenon, but I suppose I just did.
The American Dream, freed from the shackles of dignity and responsibility.
Never forget what drives them.
They dress Ivy League, but are the fratboys spiking Lady Liberty's drinks with Rohypnol at a wet T-shirt competition.
They are ruin.

Я отвечу на ваш вопрос, но вы должны понимать, что это... довольно деликатная тема в стенах этого учреждения.
Враждебность между нашими двумя обществами очень сильна.
Это выходит далеко за пределы мелкой вражды в центральной Атлантике.
Даже если британцы подняли уровень недовольства к Революции до уровня олимпийского вида спорта.
Нет, это началось еще в XIII веке, когда империя Тамплиеров господствовала от Босфора до Оркни.
Иллюминаты, уже тогда хорошо разбиравшиеся в проведении подобных игр, но не будучи в состоянии победить нас, тайно замышляли настроить против нас все общества.
Как можно выразить наше самое унизительное поражение?
"Нас сделали." Равновесие сил было разрушено навсегда.
В этом хаосе они перебрались в Новый Свет, и...
Было бы неразумно, назвать это типичным американским явлением, но я думаю, что так оно и есть.
Американская мечта, освобожденная от оков достоинства и ответственности.
Никогда не забывайте, что ведет их.
Они одеваются в форму Лиги плюща, но по сути они шпана, добавляющая в напитки Леди Свободы рогипнол во время соревнований в мокрых футболках.
Они - отбросы.



To be blunt, little concrete information exists on the Dragon.
They thrive on their own mystique.
They are variously believed to be a fringe society of inscrutable Zen mystics, or a cell of dangerous, anarchic extremists.
It seems increasingly possible for them to be one in the same.
Since we withdrew from the Kowloon in '97, the Dragon have gone unchallenged in the Far East.
But their brand of quiet terrorism is spreading outwards, I suppose almost virally.
When we attempted to trace their movements, find some insight or pattern, it produced only circles.
Discounting them as a major threat to our plans may have been ill-advised.
Certainly they have proved adept at undermining them.
But I don't presume to make our strategy.
I can only observe how the Dragon rush to fill the void left by our more public struggles.
I say "fill the void," though the curious thing is, they do nothing. As if the void itself was enough.

Говоря откровенно, мы имеем очень мало конкретной информации о Драконе.
Они развиваются в своем собственном мистицизме.
Одни считают их обществом загадочных мистиков Дзен, другие - ячейкой опасных анархических экстремистов.
Но кажется, что для них вполне возможно быть и тем и другим одновременно.
Так как мы ушли из Коулуна в '97, Драконы больше не имели конкуренции на Дальнем Востоке.
Но их форма скрытого терроризма стремится выйти за пределы, подобно вирусу.
Когда мы попытались проследить их движения, понять логику или структуру, мы лишь бродили кругами.
Не расценивать их в качестве большой угрозы нашим планам, возможно, было ошибкой.
Во всяком случае, они оказались способными мастерски разрушать их.
Но я не могу себе позволить вновь определять нашу стратегию.
Я могу только наблюдать, как Дракон заполнят пустоту, оставленную нашей наименее скромной борьбой.
Я говорю "заполнят пустоту", хотя любопытная вещь, они ничего не делают. Как будто для них самой пустоты вполне достаточно.



I would prefer not to dignify that thieves and murderers of the Phoenician navy with an introduction.
Sadly, as chivalry endures, so too does piracy.
They are mercenaries sans frontiers, sans loyalties, even to the highest bidder.
Wherever there is a claim to jump, you can rely on their tasteless gold-ringed fingers to be
stained with either dirty money or blood.
Over the past millennia, the Phoenicians have been allowed to perpetrate their larceny for two reasons.
The one discussed in polite company is that we cannot dredge the Seven Seas to track them down.
The other, that their undeniable talent for dirty work is a valuable commodity.
Among the more morally-challenged members of the secret world.
We, of course, do not make deals with grave-robbers.
Particularly ones who are still...tiresomely sore over the fracas at Carthage.
All things considered, they got off lightly with a spot of earth-salting.

Я бы предпочел избежать вступления, касающегося сборища воров и убийц финикийского флота.
К сожалению, как не исчезло благородство, так не исчезло и пиратство.
Они наемники, без границ, без лояльности, даже для лиц, предлагающих самую высокую цену.
Везде, где необходимо провернуть грязное дело, вы можете рассчитывать на их пальцы, украшенные безвкусным золотом, чтобы окрасить их либо грязными деньгами либо кровью.
За прошлые тысячелетия финикийцам разрешили совершить воровство по двум причинам.
Первая, которую обсуждают в благородном обществе, это то, что мы не можем плыть через семь морей на их поиски.
Вторая, их бесспорный талант к грязной работе - слишком ценный товар.
Для членов тайного мира, у которых нет наших нравственных ценностей.
Мы, конечно же, не заключаем сделок с этими расхитителями могил.
Особенно с теми, кто все еще... таит на нас злобу из-за стычки в Карфагене.
Учитывая все обстоятельства, они еще легко отделались.



The regulating body of the secret world convenes in ancient Venice.
You might think this would make diplomatic duty an easy sell.
I assure you from experience the charm quickly fades.
All societies have representatives on the Council, arguing cases and contributing to the air of ritual theatrics.
The masks are the votes, or the votes are the masks, uhm...
Ah, heh, I forget now.
Normally I would applaud resistance to going digital, but
Venice's backlog stretches to the Bronze Age.
You see, at the time of its formation, the Council was small, and the secret world simpler to conceal.
But our modern lives have proved much less forgiving of the scientifically impossible.
In attempts to compensate, Venice have introduced more and more layers of middle management.
The net effect is that nothing brought before the Council is ever decided.
Their only real achievement is in preventing all-out war between the societies.
For that we are grateful.

Организация, регулирующая тайный мир собирается в старой Венеции.
Вы могли бы подумать, что это облегчает дипломатическую работу.
Поверьте моему опыту, очарование быстро исчезает.
У всех обществ есть представители на Совете, которые спорят по каждому пункту и содействуют созданию театральной атмосферы.
Маски - это голоса, или голоса - это маски, хм...
Хех, я уже забыл.
Обычно я приветствую отказ от перехода на цифровые форматы, но отставание Венеции граничит с бронзовым веком.
Понимаете, во время его создания, Совет был небольшим и тайным мир было легко скрыть.
Но наша современная жизнь гораздо менее снисходительна к тому, что противоречит науке.
В попытках компенсировать это Венеция вводила все больше и больше средних уровней управления.
Результатом стало то, что ни одну поставленную задачу Совет не способен решить.
Его единственный реальный успех, это предотвращение полномасштабной войны между обществами.
За это мы благодарны.





Brigadier Lethe


From now on, this is the most important room in the world for you.
It's a place where you can try out all your new-found power without risk of hurting yourself.
With the help of a few props, we've done our best to make the environment as realistic as possible.
The demons are tied up, but they bleed the same.
You'll find a diverse selection of weapons for you to practice and get comfortable with.
Work hard and channel your anima correctly, and you'll find the one that suits you.
And if you ever wish to explore other paths, you should return here.

С этого момента это самая важная для вас комната в всем мире.
Это место, где вы можете испытать все свои новые способности без риска причинения себе вреда.
С помощью нескольких элементов мы попытались сделать помещение наиболее реалистичным.
Демоны связаны, но, как и всегда, истекают кровью.
Здесь вы найдете разнообразный выбор оружия, с которым можете практиковаться.
Упорно трудитесь, правильно направляйте свою анима-энергию и вы найдете то, что подходит вам.
И если вы когда-нибудь захотите выбрать для себя иные пути, возвращайтесь сюда.





Mary Stuard


So you're the new hotness.
You looked taller on the security camera footage, but that's not necessarily an issue.
As long as you can hold a martini, smile and think of England at the same time.
Dicky S. has spoken highly of you, and that's quite the calendar-marking occasion. You've really made waves. The Templars don't like waves.
Unless they're royal ones delivered with a porcelain grimace.
Today's golden boy is next week's persona non grata.
One minute you're saving the world, the next you've been recommissioned to Siberia.
You can take the lion out of Babylon, but not Babylon out of the lion, hm?
Just keep smiling, it's better that way.
My sister and I can be your rock in these fairweather waters.
All I ask is that you dress for success.
If a new age of mankind is coming, you don't want to look like you've slept in a hedge.

Значит вы - новое открытие тамплиеров?
Вы выглядите более высоким, чем на камере видеонаблюдения, но это не проблема, пока вы можете держать мартини, улыбнуться и думать об Англии.
Дикки С. очень хорошо отзывался о вас, а такое случается нечасто.
Вы действительно выделяетесь из толпы. Тамплиеры этого не любят.
Если только вы из королевской семьи и можете делать небольшие жесты рукой со сморщенной улыбкой.
Сегодняшний золотой мальчик - персона нон грата на следующей неделе.
В одну минуту вы спасаете мир, а в следующую вас ссылают в Сибирь.
Вы можете вывести льва из Вавилона, но не Вавилон изо льва, гм?
Просто продолжайте улыбаться, это лучшее решение.
Моя сестра и я можем быть вашей скалой в этих суровых водах.
Все, что я прошу, это то, чтобы вы правильно одевались.
Когда для человечества наступит новая эра, я не хочу, чтобы вы выглядели, будто спите под мостом.





Catherine Stuard


Don't mind my sister, she's very focused on the dress parade.
Thought Jacques de Molay was a haute couture label, I'm more of...a political observer.
I know, the eut of this dress doesn't spell out "shrinking violet."
They say if you've got it, flaunt it, and these legs have a PhD in political science.
The Templars, the whole secret world, ail wheels within wheels.
Always needing seizing or greasing. You're a tiny - but perfectly - formed, if I do say so myself -cog in an immense and terrifying machine.
I wouldn't let it grind you down, sweetheart, it's been like this since the year dot.
But when the superhero kick wears off, always remember how the world Works.
In a depressingly mercenary fashion.

Не обращайте внимания на мою сестру, она интересуется исключительно показом одежды.
Она думает, что Жак де Молэ это марка высокой моды, я скорее... политический обозреватель.
Я знаю, разрез этого платья не говорит о "неприглашенной на танец девушке".
Но я предпочитаю не скрывать то, что имею, и у этих ног есть докторская степень по политологии.
Тамплиеры - целый тайным мир, все являются шестеренками в огромном механизме, всегда нуждавшемся в настройке и смазке. Вы, осмелюсь сказать, крошечный, но отлично сформированный винтик в огромной и ужасающей машине.
Я бы не хотела, чтобы она вас перемолола, дорогуша, но так было всегда.
Как только силы супергероя ослабеют, вспомните как устроен мир.
Угнетающе-наемным способом.



Catherine: This was a club for gentlemen only, back in the good old days of privilege.
We Stuart women have been working on widening the door policy since.
We're not officially Templars-
Mary: More "Templar advisors."
Catherine: Not to suggest that the Templars have ever listened to our advice.
Mary: Scandalous! We're their "What Not To Wear" bringing a touch of class to a dreary military-occult complex.
Was it the Roman recruiter you met? She was one of mine. Understated.
Catherine: Sister dearest, I don't think that word means what you think it means.
Mary: I've understated before.
Catherine: It's true the Templars prefer us to be seen and not heard.
If the secret societies were in any danger of being run by grown-ups, the library here would be accessible to all.
But fingers are still being pointed over the faux pas at Alexandria.
Mary: That swan dress?
Catherine: The burning of the library.
It really was a hideous dress, though.

Катерина: Это было клубом только для знати, как в старые добрые времена привилегий.
Мы дамы из семьи Стюарт всегда старались значительно смягчать условия доступа сюда.
Официально мы не являемся тамплиерами.
Мэри: Мы больше - "советники тамплиеров".
Катерина: Но не думаю, что тамплиеры когда-либо к нам прислушивались.
Мэри: Возмутительно! Мы даем им советы, типа "что не следует носить", пытаясь внести дух стиля в этот тусклый военно-окультный комплекс.
Это была римская вербовщица, которую вы встретили? Она была одной из моих. Уменьшенных.
Катерина: Дорогая сестра, я думаю, это слово имеет несколько другое значение, чем ты думаешь.
Мэри: Я не в первый раз уменьшаю.
Катерина: Это правда, что тамплиеры предпочитают видеть нас, но не слышать.
Если бы тайными обществами управляли взрослые, эта библиотека была бы доступна для всех.
Но свежи еще воспоминания о бестактности Александрии.
Мэри: Ты про то платье лебедя?
Катерина: Про пожар в библиотеке. Хотя платье действительно было ужасное.



Mary: Now that we're out of cocktail season, rehabilitating Gladstone is our full-time project.
Oh, don't feel left out. We always make time to receive the bright young things coming through Temple Hall.
Catherine: Gladstone is one of the great occult minds of our age.
It's a very small, very high-risk field, being a great occult mind.
Mary: Yes, they usually end up losing them to elder gods with names like a mouthful of cornflakes.
Catherine: He'd been going native - every kind of native - for thirty years.
Then the Templars fished him up off the coast of Kalimantan and brought him home.
Mary: We've got him housebroken again, dressing again. Writing and lecturing again, mostly comprehensibly.
Catherine: Of course he's not permitted to leave. It is a shame.
He's like a caged bird in here. A shabby, flightless thing with a hairy beak that stinks of sherry.
Mary: A bird who licks cane toads and must be gently, but firmly, reminded to wear pants.

Мэри: Теперь, когда сезона коктейлей закончился, мы посвящаем все свое время реабилитации Гладстоуна.
О, не чувствуйте себя обделенным вниманием. Мы всегда готовы найти время, чтобы принять яркие молодые таланты, приходящие в Temple Hall.
Катерина: Гладстоун - один из величайших оккультных умов нашего века.
Это может вам показаться незначительным, но это очень опасно, быть великой оккультной личностью.
Мэри: Да, обычно все заканчивали тем, что становились жертвами древних богов, имена которых звучат будто рот набит кукурузными хлопьями.
Катерина: Он жил среди коренных жителей, среди различных коренных жителей, в течение тридцати лет.
Тогда Тамплиеры поймали его недалеко от берега Калимантаны и привели домой.
Мэри: Мы снова приучили его к цивилизации, снова одели. Теперь он опять пишет доклады, читает лекции, большую часть из которых даже можно понять.
Катерина: Но ему не разрешают уехать. Это - позор.
Он здесь словно птица в клетке. Потрепанная, бескрылая, с волосатым клювом, от которого постоянно несет хересом.
Мэри: Птица, которая облизывает камышовых жаб и которой корректно, но твердо, надо напоминать одевать штаны.



Catherine: Watching the secret world from the outside gives us a better perspective on events.
The societies are like those pre-Florentine painters:
obsessed, genius, and completely unable to appreciate their angles are all out of whack. Mary: Or that their portraiture is all giant heads and tiny hands.
Catherine: You can't blame faulty vanishing points for that. Don't you remember the fivehead on Elizabeth?
Mary: We're losing our audience, Catherine.
Catherine: I am awful. Perspective. Everyone's in it for themselves, even the Council of Venice, who like the idea of having final say just a little too much. Everyone sees things relative to their own goals, and not in relation to, say, the approaching end of mankind.
Mary: But don't worry. We backed the Templars' horse because my fondness for ponies hasn't led me astray yet.
Think about how all events are connected, one unravelling the next, and you'll go far. Too vague?
Catherine: All the best ones are.

Катерина: Взгляд на тайный мир со стороны дает нам лучший способ наблюдать за события.
Общества походят на тех пре-флорентийских живописцев: одержимое, гениальное и абсолютно неспособное понять, что их стремления ошибочны.
Мэри: Или то, что на их портретах всегда огромные головы и крошечные руки.
Катерина: Ты не можешь обвинять их в таком мелком недостатке. Или ты забыла пятиголовую Элизабет?
Мэри: Мы слишком отвлеклись, Кэтрин.
Катерина: Ох, я прошу прощения.
Перспектива. Каждый хочет видеть лишь свои достоинства, даже Совет Венеции, который наслаждается лишь тем, что имеет последнее слово.
Все видят вещи относительно их собственных интересов, а не относительно, скажем, приближающегося конца человечества.
Мэри: Но не волнуйтесь. Мы сделали ставку на лошадь Тамплиеров, потому что моя любовь к пони еще ни разу не вводила меня в заблуждение.
Подумайте о том, как все эти события связаны, распутайте одно, ведущее к другому и вы далеко пойдете. Слишком непонятно?
Катерина: У всего самого лучшего всегда так.



Catherine: Oh, the Templars are huge supporters of the Great Game.
In places where a trickle of the old power remains - less than a dozen left now, I think -
the societies have graciously agreed to fight fairly.
Mary: The noble art of "Gotta catch 'em all."
So they send out their strapping young things to struggle, die grisly deaths and be reborn.
Someone wins, a flag changes hands, rinse and repeat.
Catherine: The blessing of the bees has made all the difference.
Back when there was less of the old buzz-buzz in the air, it was much more grim.
Venice did their best to umpire sportingly.
But third-degree burns, gangrene, accidental decapitations, et cetera didn't half spoil the mood.
Mary: Now it's just ritualised aggression, like squash, or rugby.
You can be obliterated in the name of your order claiming a pile of rocks, and still be home in time for Pimms and canapes.
Catherine: What better way to spend the precious gift of eternal life?
We'll be rooting for you. Come on you Reds!

Катерина: О, Тамплиеры одни из самых сильных представителей Большой Игры.
В местах, где остались следы старой власти, сейчас их меньше дюжины, я думаю, общества любезно согласились воевать справедливо.
Мэри: Благородное искусство, типа "Поймать их всех."
Другими словами, они отправляют своих здоровых молодых бойцов сражаться и умирать ужасной смертью, чтобы потом быть возрожденными.
Кто-то побеждает, флаг переходит к другому владельцу и все начинается заново.
Катерина: Благословение пчел имеет огромное значение.
Раньше, когда в воздухе было меньше жужжания, все было намного более мрачно.
Венеция старалась изо всех сил судить беспристрастно.
Но со всеми этими ожогами третьей степени, гангренами, случайными обезглавливаниями, и так далее, это выглядело гораздо менее жизнерадостно.
Мэри: Теперь это просто форма выплеска агрессии, как сквош или регби.
Вы можете быть стерты грудой камней, во время выполнения задания, и затем оказаться дома с бокалом ликера и канапе.
Катерина: Как еще лучше можно потратить такой драгоценный подарок, как вечная жизнь?
Мэри: Мы будем поддерживать вас. Вперед Красные!



Catherine: Illuminati, the type who think revving the engine on a muscle car is a good icebreaker.
Mary: They've elevated the vulgar to a modern art form, ever since they cut away from mysticism to spite the Templars.
Their future is more 1984 than Orwell's ever could have been.
Shoulderpads and slicked hair, cutting lines with platinum cards.
Catherine: All that Masonic symbolism, the golden lodges, it's just an empty front.
There's no secret handshakes. They don't know what handshakes mean anymore,
other than client-server connectivity.
Mary: We may be a little biased, seeing as we've never made the guest list for their Big Apple basement.
I hear it's the Guggenheim of bomb shelters.
Catherine: Oh, "The Labyrinth." I suppose they haven't forgotten their classics after all.
Oh, and they're industrious!
Working towards a revolution that won't just be televised, it'll be pay-per-view.
Mary: The Roman Empire II: Rome Harder.
Catherine: Caligula with a spray tan.

Катерина: Иллюминаты, это те, кто думает, что газуя на мощном автомобиле, могут стать ледоколом.
Мэри: Они возвели вульгарное до современного художественного искусства, с тех пор, как отвернулись от мистицизма, чтобы досадить Тамплиерам.
Их будущее намного больше похоже на "1984", чем Оруэлл смог написать.
Подплечники, приглаженные волосы, следы от линий, проводимых платиновыми картами.
Катерина: Вся эта масонская символика, золотые домики, это просто пустой фасад.
Нет никаких тайных рукопожатий. Они не знают, что рукопожатия означают больше, чем соединение клиент-сервер.
Мэри: Возможно мы немного пристрастны, так как никогда не были в числе приглашенных в их подвал в "Большом Яблоке".
Я слышала, что это Гуггенхайм бомбоубежищ.
Катерина: О, "Лабиринт". В конце концов, я полагаю, они не забыли свою классику.
О, и они трудолюбивы!
Они готовят революцию, которая будет транслироваться не только по телевидению, это будет "pay-per-view".
Мэри: "Римская империя II: Суровый Рим".
Катерина: Калигула с кремом от загара.



Mary: Now there's a way to kill a conversation stone dead.
Catherine: All these secret societies frantically building so they might be ready for the apocalypse, and one tearing everything down.
It's a very deconstructionist approach to conspiracy.
Mary: They lost me at "harmony." Harmony is terribly boring.
Catherine: Spoken as only my sister could, she of the speed spiritual retreat.
Mary: Seven days in Tibet.
Catherine: The Dragon are beyond harmony now, post-harmony,
taking the concept to its illogical extreme.
Thousands of years spent zeroing in on the space between order and chaos.
They pull the tablecloth out from under the still life of the world.
Mary: Do the vases fall or stay on the table? Would they make a sound?
I'd see their philosophy if it was exhibited at the Tate Modern...
any excuse to work my gold lame number.
But the Dragon prefer the medium of interpretive terrorism.
Catherine: I hear it's the next big thing.

Мэри: Вот превосходный способ убивать разговор.
Катерина: Когда одни тайные общества, отчаянно пытаются предотвратить апокалипсис, другое наоборот пытается все уничтожить.
Это очень деконструктивистский подход к заговору.
Мэри: Я не нахожу ничего интересного в их понимании "гармонии". Гармония - это ужасно скучно.
Катерина: Только моя сестра может это сказать, она имела короткое знакомство с духовным уединением.
Мэри: Семь дней в Тибете.
Катерина: Драконы по ту сторону гармонии, теперь они в постгармонии, руководствуются концепцией нелогичной противоположности.
Тысячи лет потратили на размышления о том, что отделяет порядок от хаоса.
И теперь они тянут скатерть из-под натюрморта мира.
Мэри: Вазы упадут или останутся на столе? Будет ли шум?
Я бы посмотрела их философию, если бы она была выставлена в Tate Modern...
Все сгодится, чтобы я могла одеть свое золотое платье.
Но Драконы предпочитают методы оправданного терроризма.
Катерина: Значит, это произведет большой шум.





Iain Tibet Gladstone


It's quite ironic that I, an historian, have been imprisoned in the library for, heh, a decade now,
seeing how I've always argued that historians need to experience history, not read about it. I've become... what I've fought my whole life: an academic.
Some things you can't study in books and expect to even begin to understand.
The oral traditions of star-forms over Uluru. Latin graffiti bombed on Trastevere stone.
Tree-ring calendars from Tunguska, beehive databases writ in wax, chamber music played in reverse to create arcane tone poems -
there's much in history you need to confront and tackle head on, preferably wearing some kind of protection.
Before they put me under house arrest, l-l-l travelled constantly,
I observed and recorded. Secrets. Truths. Legends.
Angels battling over Stonehenge - you need these special goggles, they sell them at the ticket office, you need to know what to ask for - the setting sun reflecting off Shambala's walls as the stars aligned to breathe life into its spectral populace; the halls of King Solomon's Temple as it was carved by demons out of the bedrock;
oh, nymphs showering in the waterfalls of the Garden of Eden...
They... Templars found me at the bottom of a particularly foul soulwell off the coast of Indonesia, eh, coming down from a spectacular and spectacularly chemical search for the Third Circle of Hell. They put me in shackles and brought me here.
Lanark told me himself:
"When everything is true, there's nothing more dangerous than an educated man unchecked."
I'm inclined to agree.

Какая ирония, что я, историк, заключен в тюрьму в библиотеке, хех вот уже почти 10 лет.
Как я всегда говорил, историки должны испытать историю, а не читать о ней. Я стал... тем, с чем всегда боролся: академиком.
Некоторые вещи невозможно понять, изучая их по книгам.
Устные традиции, связанные с созвездиями над горой Улуру. Латинские надписи, выдолбленные на каменных стенах Трастевере.
Календари годичных колец деревьев в Тунгуске, восковые базы данных ульев, сыгранная в в обратном порядке камерная музыка, для создания тайных симфонических поэм. Столько интересных вещей в истории, которые надо изучать на месте событий, желательно с соответствующей защитой.
Прежде, чем они посадили меня под домашний арест, я постоянно путешествовал, наблюдал и делал различные записи. Тайны. Истины. Легенды.
Ангелы, сражающиеся над Стоунхенджем.
Только Нужны специальные очки, они продаются в кассе, но надо знать что спрашивать.
Или отражение вечернего солнца на стенах Шамбалы, когда звезды вдыхают жизнь в это призрачное поселение. Залы Храма короля Соломона, высеченного демонами из цельной породы.
Или, ох, нимфы, плещущиеся в водопадах Сада Эдема...
Они... тамплиеры нашли меня у основания нечистого источника душ недалеко от берегов Индонезии, эх, во время захватывающего и зрелищного химического поиска Третьего Круга Ада. Они надели на меня кандалы и притащили сюда.
Ланарк сказал мне: "Когда все истинно, нет ничего более опасного, чем образованный человек вне контроля."
Честно говоря, я склонен с ним согласиться.



Oh, the Morninglight? Bah!
Do you have any idea how many cults have risen and fallen in the last thousand years?
The last hundred? The last five?
If there's two things London has enough of, it's Indian restaurants and bloody cults.
The Morninglight is no different from a hundred other end-of-daysers, it only happens to be the biggest, but anyone can get to a million disciples; it's simply a question of making people believe you have the answer to all their questions.
The Morninglight is only the last in an endless chain of sun worshipping cults, though I sense in them a desire for more than blind worship. Their rhetoric is zealous, like they want to devour their god, not kneel before it. It's a bit... off-putting, to be honest.
I myself started a sun cult back in...oh 1979, to test an hypothesis. But by 1980 I had a hundred thousand people ready to leap off the Masada at my command. It was just an experiment, of course, but I was forced into exile for two years after breaking the good news.
You'd think they'd be only happy to avoid mass suicide.
I don't think most people really appreciate the importance of practical science.

Ох, Утренний Рассвет? Вот еще!
Вы хоть знаете сколько различных культов возвысилось и рухнуло за последнюю тысячу лет?
За последнюю сотню? За последние пять лет?
Есть две вещи, которых у Лондона предостаточно, это индийские рестораны и проклятые культы.
Утренний Рассвет не отличается от ста других культов, предсказывающих конец света, этот лишь является одним из самых больших, хотя кто угодно может собрать миллион учеников; это зависит только от того, сможете ли вы заставлять людей поверить в то, что у вас есть ответы на все их вопросы.
Утренний Рассвет является последним в бесконечной цепочке культов, поклоняющихся солнцу, хотя я ощущаю в них желание большего, чем слепое вероисповедания. Их риторика фанатична, как будто они хотят пожрать своего бога, а не встать перед ним на колени. Это немного... пугающе, честно говоря.
Я и сам создавал культ солнца аж в... о, 1979 году, чтобы проверить одну гипотезу.
К 1980 у меня было сто тысяч человек, готовых прыгнуть с Масада. Конечно же, это был просто эксперимент, но я вынужден был скрываться в течение двух лет, после того как сообщил им эту хорошую новость.
А вы полагали они будут счастливы, узнав, что нет больше необходимости в массовом самоубийстве.
Я не думаю, что большинство людей действительно осознают ценность практической науки.



The sun! Oh now there's a topic close to my heart, and there's a hundred books on this topic right up here, no need to descend into the vaults where feral tomes stalk ancient shelves in hunt of stray sentences, though if you're serious about it I'd recommend arming yourself and tempting fate.
Tuesday mornings would be your best bet, that's when most of them sleep.
It's only natural, of course, that the sun has fascinated and frightened humanity from the day
we crawled out of the black oceans, and sun cults have been around since the first full eclipse.
To stare in awe as the source of life and light is devoured by oily darkness has a way of putting the fear of god into the hearts of savages.
There's often been a contrasting duality to these sun cults.
Light and darkness: life and death.
From Atenism in Akhenaten's Khem, the Mihtraic mysteries of Persia and Rome, to the Fifth Sun of the Aztecs - the further you dig into the texts, the more you wonder which side of the coin these cults truly worshipped.
The giver or light...or the eater of light.
I myself spent seven formative years tracing the ascendance of sun worshippers across five continents.
Tibet! Equatorial Guinea! The Amazon Basin! Greenland! Whoa.
Those seven years flew by in a haze of history and hallucinogenics.
Mmmm... That's also when I grew this rather epic beard.
The hair was during my time studying the tone-deaf chanters of the sunken islands of the Seventh Atoll,
Some of the chants, I later realised, were composed to arouse hair follicles in a rather spectacular fashion.
Haven't put a brush to it since I lost my last one in there.

Солнце! Ах, эта тема близка моему сердцу, и здесь есть сотня книг на эту тему.
Нет необходимости спускаться в хранилище, где неконтролируемые колдовские тома бродят меж древних полок, охотясь за случайными фразами, хотя, если вы серьезно относитесь к этому, я бы рекомендовал вам испытать судьбу, предварительно вооружувшись. Во вторник утром - лучший выбор для вас, когда большинство из них спят.
Естественно, что солнце очаровало и напугало человечество с того момента, как наши предки вышли из глубин океанов, поэтому культы солнца существуют с самого первого солнечного затмения.
Картина того, как источник жизни и света поглащается масляной темнотой, вселяет страх перед богом в сердца дикарей.
Удивительную двойственность часто демонстрируют эти культы солнца.
Свет и темнота - жизнь и смерть.
От атенизма в Хема Эхнатона, митраизма Персии и Рима, к Пятому Солнцу ацтеков. Чем глубже вы копаетесь в текстах, тем больше вы задаетесь вопросом, какой же стороне монеты в действительности покланялись эти культы.
Той, которая свет приносит... или той, которая этот свет съедает.
Я сам потратил семь лет, следуя за культами солнца через пять континентов.
Тибет! Экваториальная Гвинея! Бассейн Амазонки! Гренландия! Вау...
Те семь лет пролетели в тумане истории и галюциногенов.
Мммм... Также это было тогда, когда я вырастил эту довольно внушительную бороду.
А волосы у меня разрослись в то время, когда я изучал певцов с затонувших островов Седьмого Атолла, у которых совершенно не было слуха.
Некоторые песни, как я позже узнал, были составлены так, чтобы стимулировать увеличение волосяных фолликул до впечатляющих размеров.
Я не пользуюсь расческами с тех пор, как потерял одну там.



Were you to peruse the shelves of my library - as few do, unfortunately, preferring to peruse periodicals or their electronic reading devices rather than these musty books -
you'd find embedded in-between the pages of many tomes my own personal additions.
Secret chapters, prologues and epilogues, written over the course of fifty years.
Tens of thousands of pages, in multiple languages - some dead, some forbidden, most in the Queen's English; record of my travels and experiments, accounts of the people I've encountered, living and dead; rituals I've unearthed and performed, to varying degrees of success.
I've left them here for posterity, but they were never meant for publication.
As a young man, I revered historical records and treated them as fact.
I followed in the footsteps of Herodotus, and I sought to experience history first-hand, even when it meant taking dangerous leaps through time and space, aided by chemical agents that are, at best, prohibited.
I came to realise at last something fundamental: history is interpretation.
There's no singular truth. There are no facts.
History isn't only written by the victor; it's rewritten by subsequent victors, or losers who came into possession of the victors' texts, or, or, or, the mistresses of victors who figured they'd write themselves into history to ensure immortality.
History is-is mutable, history morphs, in form and shape, context and content.
History lives and breathes and never dies.
It moves on, a vast beast, lumbering across millennia, leaving chaos and destruction in its path.
All us historians can do - arcane or not - is pick through the wreckage and attempt to piece together the broken bits in the hope that it'll teach us something.

Если вы просмотрите полки моей библиотеки, как немногие делают, к сожалению, предпочитая периодические издания или электронные устройства для чтения, а не эти заплесневелые книги, то между страницами многих томов вы найдете мои личные записи.
Тайные главы, вводные части и эпилоги, накопленные мною в течение пятидесяти лет.
Десятки тысяч страниц, на нескольких языках, среди которых мертвые и запрещенные, но большинство на английском; отчеты о моих путешествиях и экспериментах, об общениях с людьми, живыми и мертвыми; о ритуалах, которые я открывал и проводил, с переменным успехом.
Я оставил их здесь для потомства и они никогда не предназначались для публикации.
Когда я был молод, я уважал исторические записи и рассматривал их в качестве правдивых фактов.
Я пошел по стопам Геродота и стремился непосредственно испытать историю, даже когда для этого требовалось совершать опасные прыжки в пространстве и времени, чему содействовали некоторые химические вещества, которые, в лучшем случае, запрещены.
Я пришел к фундаментальному выводу: история - это интерпретация.
Не существует никакой абсолютной истины, никаких фактов.
История не только написана победителями; она переписана следующими победителями, или проигравшими, которые получили доступ к документам победителей, или, или, или, повелительницами победителей, которые полагали, что вписав себя в историю, гарантируют себе бессмертие.
История непостоянна, она изменяется, в форме и облике, в контексте и содержании.
История живет и дышит, и никогда не умирает.
Она несется вперед, словно огромный зверь, проносясь через тысячелетия, оставляя хаос и разрушения на своем пути.
Все, что мы историки можем сделать, скрытые или нет, это подбирать осколки и пытаться соединить их в надежде узнать что-то новое.



I discovered the Templars long before they discovered me.
It was deep below the sand-blown ruins of the Tower of Babel.
I was attempting to decipher, through the use of a rather massive water-pipe, the intricacies of a forgotten smoke-code language - in the pleasant dialect of a potent local leaf - when I came across a beautiful mural.
At first, I thought it was merely the lingering effects of the mind-blowing hallucinogenics,
but when I came to, days later, I realised I'd found proof of a long-held theory of mine. That the Templars - or what we now know as the Templars - arose in the city states of ancient Mesopotamia.
Crusaders even then, they were merciless in their war on evil.
And also on anyone who didn't, uh, adhere to their rather stringent moral code.
There is evidence of their activities already in cuneiform script which takes them back, oh,
at the very least, to Sumerian times, and their presence and influence reached ever new heights - in Ur, Babylon, Nineveh and Persepolis.
'Course they are no less powerful today, but you don't hear Templars speak of their origin
Partly because they are blind to it, and partly because there are secrets they would not wish to share with the world.

Я обнаружил Тамплиеров задолго до того, как они обнаружили меня.
Это было глубоко под занесенными песком развалинами Вавилонской башни.
Когда я пытался расшифровать, с помощью довольно внушительной водопроводной системы, забытый кодовый язык сигналов дыма, на приятном диалекте местных сильнодействующих листьев, я наткнулся на красивую фреску.
Сначала, я думал, что это всего лишь побочный эффект сочетания листьев и галюциногена, но когда я вернулся, несколько дней спустя, я понял, что нашел доказательство своей старой теории. То, что тамплиеры, или организация, известная сейчас как Тамплиеры, возникли в городах-государствах древней Месопотамии.
Крестоносцы даже тогда отличались беспощадностью во время своей войны со злом.
А также с любым, кто... мм, не придерживался их довольно строгого морального кодекса.
Я обнаружил доказательства их деятельности в клинописных текстах, которые относят их существование... ох, по крайней мере, к шумерской эпохе, и их присутствие и влияние достигали огромных высот в Уре, Вавилоне, Ниневии и Персеполе.
Сегодняшние тамплиеры не менее сильны, но вы не услышите, чтобы они распространялись о своем происхождении.
Отчасти, потому что они слепые к нему, отчасти, потому что есть тайны, с которыми они бы не хотели делиться.



Digging through the sands of the Egyptian deserts can be a riveting experience.
Living on rainwater and rations alone, not so much.
But it was among the nomadic peoples of the Eastern Sahara that I came across the first clues to the origins of the Illuminati.
The cabal appears to have originated somewhere in Central Africa, before moving towards the Nile Valley during the height of the first dynasties.
This seems particularly plausible considering their affinity for the pyramid in all of their imagery.
The Illuminati never advertised their successes to the same extent as the Templars, but everything points to a prosperous time for them during the Golden Age of the Two Kingdoms,
when they had the regions largely to themselves. But nothing lasts forever.
The might of the Egyptian Empire waned, and so did the influence of the Illuminati.
At least for a while. They are, admittedly, very good at reinventing themselves - a sight better than, um, than our own rigid organisation.
Although...yes, yes, we are trying, and Mr Sonnac is our best bet in generations, I must say.

Копаться в песке египетских пустынь может быть увлекательным делом.
Конечно, если при этом не приходится пить дождевую воду и питаться скудным рационом.
Но именно среди кочевых народов Восточной Сахары я наткнулся на первые ключи к разгадке происхождения Иллюминатов.
Кабала, кажется, появилась где-то в Центральной Африке, прежде, чем пересекла Долину Нила во времена первых египетских династий.
Это кажется вполне правдоподобным, учитывая сходство их символа с пирамидой.
Иллюминаты никогда не демонстрировали свои успехи до такой степени как тамплиеры, но все указывает на их процветание в период Золотого Века, когда они обладали неоспоримым влиянием в своем регионе.
Но ничто не длится вечно.
Сила египетской империи уменьшалась, а вместе с ней и влияние Иллюминатов.
По крайней мере, в течение какого-то периода времени.
По общему признанию, они очень хорошо умеют преобразовывать себя, намного лучше, чем... гм, чем наша организация.
Хотя... да, да, мы пытаемся, и мистер Соннэк - лучший выбор в своем поколении, скажу я вам.



The mystical corners of East Asia are...well, somewhat chaotic.
There is none of the rigid structure of Europe, or the fierce ambition of the Americas.
The Templars and the Illuminati are well established. The Dragon... is in perpetual motion.
They claim ownership of nothing, control of nothing, but... everything points to their involvement across the entirety of the Far East.
And yet our understanding of them is limited at best.
References to them as... as a coherent entity pop up here and there, throughout time, in various documents and historical records, but then... eh, the-they vanish, without trace...uh, just like my guide through the underbelly of Ulaanbataar.
Left me stranded for weeks, but I did learn to navigate by sound and smell alone.
Eyes, as it turns out, are rather superfluous.
Finding good sources and identifying historically important members of the Dragon... eh, he-he, is, quite impossible.
It's almost like their organisation is a unified entity that moves instinctively, like an ascension of skylarks. Or, indeed...
Or indeed, one dragon.
They do have a head, known as, naturally, the Dragon, but it is not quite clear, not quite clear, what, if anything, this head does. Whether it's a... a ruse, like most of the Dragon's operations, or if he, or she, has some actual power to control the body.
Incidentally, the Dragon is always a child, and when the child is grown, the Dragon dies and is reborn, in a new place.
It is fascinating. Ineffective, one would assume, but fascinating, and a complete mystery to us, which is, one suspects, entirely intentional.

Мистические края в Восточной Азии... мм, несколько хаотические.
Нигде вы не найдете строгих европейских построек или амбициозных строений Америки.
Тамплиеры и Иллюминаты хорошо закрепились. Дракон... находится в постоянном движении.
Они не стремятся владеть чем-либо, контролировать что-либо, но... целостность Дальнего Востока указывает на их непосредственное участие.
И все же наше понимание их, в лучшем случае, ограничено.
Ссылки на них как... как на связанную организацию всплывают временами то тут, то там, в различных документах и исторических записях, но затем... эх, они исчезают, без следа... мм, точно так же, как мой гид в подвале Улан-Батора. Он оставил меня бродить неделями, но зато я научился ориентироваться по звукам и запахам. Глаза, как выяснилось, не являются столь необходимыми.
Поиск надежных источников и идентификация исторически значимых членов Дракона... эх, хе-хе, оказались невозможными.
Было похоже на то, будто их организация - объединение отдельных лиц, перемещающихся инстинктивно, как полет жаворонков. Или как... как дракон.
У них действительно есть голова, известная как, естественно, Дракон, хотя не совсем ясно, что делает эта голова. Является ли это... уловкой, как большинство действий Дракона или же у него или у нее, действительно есть некая фактическая способность управлять телом.
Кстати говоря, Дракон - это всегда ребенок и когда он вырастает Дракон умирает, а затем возрождается снова в другом месте.
Это захватывающее. Неэффективно, полагаю, но захватывающе.
И остается тайной для нас, которая, я думаю, ими также спланирована.



In my youth I was fascinated with Dido.
The queen of Carthage, not the, uh, the songstress.
I walked from Tyre to Tunis searching for the source of her conviction.
It was a lot further than it looked on the map.
But there were secrets hidden in her footsteps.
No "Deification for Dummies," unfortunately, but I found some fascinating facts about the Brotherhood of Phoenician Sailors, AKA the Purple People.
Yeah, a real find, considering how secretive they are.
Despite popular belief, these people didn't start out as petty thieves or mercenaries.
They were once, in fact, part of our organisation, of the Templars.
Given the current climate between the factions, you can just imagine why this has been a closely guarded secret.
There was a tragic love triangle involving two brothers and a sultry Salome of a woman which set everything in motion.
Hearts were broken, a blood bond was severed, and control over the Middle East was divided in two.
I have been apprehensive of the gentler gender since that run-in with the Four Whores of the Apocalypse in Timbuktu.
Eh, no, it's not a topic fit for discussion, believe me, heh. I'd rather forget all about it.

Во времена своей юности я был очарован Дидо.
Королевой Карфагена, не певицей.
Я шел от Сура до Туниса, в поисках источника ее убеждения.
Это оказалось намного дальше, чем выглядело на карте.
Но были тайны, сокрытые в ее шагах.
Никакого "Боготворения для чайников" не было, к сожалению, зато я нашел некоторые захватывающие факты о Братстве финикийских моряков, aka фиолетовых людях.
Да, существенная находка, учитывая их ярко выраженный вкус к тайнам.
Несмотря на широко распространенное мнение, эти люди изначально не были ворами или наемниками.
Когда-то они фактически являлись частью нашей организации, частью Тамплиеров.
Учитывая нынешнюю обстановку между фракциями, вы можете легко догадаться, почему это было такой большой тайной.
Когда-то произошел трагический любовный треугольник между двумя братьями и знойной дамой по имени Саломея, из-за которой все и случилось.
Сердца были разбиты, кровные узы разорваны, и контроль над Ближним Востоком разделился.
Лично я с опасением отношусь к слабому полу после встречи с Четырьмя Шлюхами Апокалипсиса в Тимбукту.
А, нет, это не та тема для разговора, поверьте мне, хех. Я бы с радостью забыл все это.




Catherine & Mary & Iain (диалоги между собой)


Iain: How sadly pragmatic that Templars are hoarding these prehistoric artifacts like so much inert gold bullion.
Mary: Boys and your toys.
Iain: Each one a masterpiece of craftsmanship. A key to the maddeningly intricate lock on the industrial revolution of creativity.
Catherine: It certainly was a time when men knew how to use their hands.
Iain: I put it to you, ladies, that you know far more about the hidden truth of the world than you let on.
Catherine: Knowledge is a lot like lingerie, lain. Most of the time a girl keeps it to herself...
Mary: But there's nothing like giving it a quick flash every now and again to keep things exciting.
Iain: Absolutely fascinating.

Иаин: Какой печальный прагматизм, что тамплиеры прячут эти доисторические артефакты, будто это безжизненные золотые слитки.
Мэри: Мальчишки со своими игрушками.
Иаин: Каждый из них — это шедевр мастерства. Ключ к сложному замку промышленной революции творческого потенциала.
Кэтрин: Да, было время, когда мужчины знали, как использовать свои руки.
Иаин: Я должен сказать, что вы леди, знаете намного больше скрытой от мира правды, чем делаете вид.
Кэтрин: Знание похоже на женское белье, Иаин. Большую часть времени воспитанные девушки не показывают его никому...
Мэри: Но нет ничего более очаровательного, как время от времени мимолетно приоткрыть его, чтобы разжечь интерес.
Иаин: Потрясающе.



Mary: What a day. I'm going to have to open up a restaurant chain to keep up with wining and dining all these superheroes.
Catherine: Life's tough at the top, sister dearest.
Iain: It's the simplest of Gaia theories in action. The host body, the Earth, is threatened, and its immune system moves to compensate. The great darkness is met by a great light, or at least the potential for a great light. An old story, told in many tongues, but a good one.
Mary: It's more rousing than telling them they're an allergic reaction.
Iain: This process has happened before, and I expect will happen again. A balancing, a cleansing, like the tidal cycle, a magnetic field...like menstruation!
Catherine: I see why the light versus dark explanation caught on best.

Мэри: Что за день. Мне нужно организовать целую сеть ресторанов, чтобы кормить качественной едой всех этих супергероев.
Кэтрин: Жизнь в высшем обществе очень дорогая, сестра.
Иаин: Это наиболее простая из теорий Гайи. Телу хозяина, то есть Земле, что-то угрожает и тогда ее иммунная система пытается это компенсировать. Великая тьма сталкивается с великим светом, или, по крайней мере, с потенциалом великого света. Старая история, рассказанная на многих языках, но всегда одинаково увлекательна.
Мэри: Это звучит, без сомнения, более интересно, чем сообщать этим супергероям, что они - аллергическая реакция.
Иаин: Этот процесс происходил раньше, и наверняка произойдет снова. Равновесие, очищение, как цикл приливов, как магнитные поля... как менструация!
Кэтрин: Теперь понятно, почему объяснение противостояния света и тьмы завоевало такую большую популярность.



Iain: Ladies. I don't suppose you'd be up for smuggling me outside again? I wish to contest some of these ridiculous new reports from Oxford.
Mary: We're still on probation from the last time we let you out. Do you really want to be manhandled by the Templars again?
Iain: Given the choice, I greatly prefer your womanhandling.
Mary: Steady, tiger.
Catherine: I also did some background reading. Apparently you've been barred from the grounds of Oxford since 1968, on punishment of being hanged by the neck until dead.
Iain: Outrageous.
Catherine: For inciting mutiny.
Iain: Well, there was that.

Иаин: Леди. Я уверен, что вы могли бы помочь мне снова выбраться от сюда? Я хочу оспорить некоторые из этих новых отчетов Оксфорда.
Мэри: Мы все еще находимся под присмотром с прошлого раза, когда мы вас освобождали. Вы действительно хотите чтобы тамплиеры опять навалились на вас?
Иаин: Если бы у меня был выбор, я бы предпочел, чтобы на их месте оказались вы.
Мэри: Спокойно тигр.
Кэтрин: Я также кое-что выяснила, оказывается вам запрещено вступать на территорию Оксфорда с 1968 года. Если вы ослушаетесь, вас повесят.
Иаин: Возмутительно!
Кэтрин: Из-за подстрекательства к мятежу.
Иаин: Ну, было дело.



Iain: It really is quite liberating to meditate nude. Skyclad, the barriers are lowered.
Catherine: The issue is when you neglect to raise the barriers again afterwards.
Mary: Work with us here. You said clothing is a ritual of ceremonial significance. Both I and Jean-Paul Gaultier have got your back on that one. Your robe is important to you.
Iain: Yes...I was gifted it on a rooftop overlooking Lhasa, where the auric interference turned petals to snow.
Mary: And those sweatpants, gifted to you from H&M Long Acre, are important to the rest of us.
Iain: I'm quick to chafe.
Catherine: Under the yoke of public decency?
Iain: In cotton. Does a number on my bollocks.

Иаин: Это в самом деле очень раскрепощает, когда размышляешь будучи раздетым. При обнаженном состоянии барьеры снижаются.
Кэтрин: Проблемы начинались тогда, когда вы забыли поднять барьеры обратно.
Мэри: Работайте вместе с нами. Вы сказали, что одежда - ритуал с церемониальным значением. Как и я, так и Жан-Поль Готье согласны с вами. Ваше одеяние важно для вас.
Иаин: Да... Я получил его в подарок на крыше, выходящей на Лхасу, где интерференция золота превращает лепестки в снег.
Мэри: И те брюки, которые подарили вам H&M Long Acre особенно важны для нас.
Иаин: Они меня раздражают.
Кэтрин: Хомутом общественной благопристойности?
Иаин: Хлопком. Очень плохо для моих яичек.



Mary: Some of these books are just manky, Catherine. We should look into getting this place fumigated.
Catherine: The only thing worse than a mouthful of Latin is getting a mouthful of Latin and spores.
Iain: Goodness no. The copper-blue rot that grows on Mayan codex bark, the white mold that precipitates from arsenic-based ink and gold leaf- it is fungal knowledge. And this stuff is better than ergot.
Mary: You've been snorting the library?
Iain: They're far from the most unlikely substances I've ingested in my travels. During my time in Varanasi with the eaters of the dead.

Мэри: Некоторые из этих книг очень грязные, Кэтрин. Мы должны подумать о том, чтобы почистить это место.
Кэтрин: Ничто не может быть хуже латыни, чем латынь, покрытая плесенью.
Иаин: Господи нет. Голубая гниль меди, образующаяся на коре старинных рукописей майя или белая плесень, которая появляется в результате взаимодействия мышьяка в чернилах с золотыми страницами, это грибковые знания. И этот материал лучше, чем спорынья.
Мэри: Вы нюхали библиотеку?
Иаин: Мне приходилось нюхать гораздо более худшие вещи во время своих путешествий. Помню, как я жил в Варанаси рядом с каннибалами, которые ритуально поедали своих мертвецов.





Zamira Vata


Zamira: I'm the sign of the times, blood. Young, female, from the colonies - second generation - and proudly wearing the red of the Templars.
My grandparents would've been lucky to polish silver spoons at the Temple Club... if they hadn't been making a killing selling hexes in Marylebone.
We're the New Templars now, seen?
Dragging the cross kicking and screaming into the new Millennium.
"Out with the blue blood, in with the new blood."
Yeah, that's good, innit? Thought of that one myself.
Konrad: I honestly fear for our future.
Zamira: Don't mind "Herr Positive Vibes," he knows we'll be the ones to save the red throne.
This is our time to make a difference. To show the old boys' club how we roll out of the Dark Ages.
The way things are headed, we get one shot at it.
A real once-in-a-lifetime opportunity.
Only with everyone's lifetime at stake.

Замира: Я - символ нашего времени. Молодая женщина, из колоний, второе поколение, с гордостью носящее красные цвета Тамплиеров.
Мои дедушка с бабушкой, будь они поудачливее, могли бы полировать серебряные ложки в Temple Club... вместо этого они продавали заклинания в Марилебоне.
Теперь мы - Новые Тамплиеры, понимаете?
Мы несем крест с литаврами и трубами в новое тысячелетие.
"Голубая кровь снаружи, новая кровь внутри".
Да, это хорошо, не так ли? Сама придумала.
Конрад: Я очень опасаюсь за наше будущее.
Замира: Не обращайте внимания на этого "герра Веселое Настроение" он знает, что мы будем теми, кто спасет красный трон.
Наше время пришло, чтобы изменить ситуацию. Покажем клубу старых господ, как надо уходить из прошлого века.
Чтобы добраться до вершины, мы совершим лишь один выстрел.
Реальная, уникальная возможность.
Только с общей целью, когда жизни всех поставлены на карту.



Zamira: My mate here, Konrad, he's a relic of the past and he likes to bitch about it.
Konrad: What some people call "bitch," I call having an opinion. Potatoes, potatoes.
Zamira: You make "bitch" sound so dirty.
He enjoys having "opinions" and he don't mind spending an evening arguing his opinions.
On everything. I respect that.
"No progress without potatoes, potatoes," right?
Konrad: If you are going to quote me, my dear, I would appreciate it if you didn't butcher it with a dull cleaver.
Konrad: "Uniform agreement rarely leads to progress." Is the quote.
Zamira: Right there, see what I mean?

Замира: Мой приятель, Конрад, он пережиток прошлого, и ему нравится скулить об этом.
Конрад: Что некоторые люди называют "скулить", я называю иметь мнение. Картошка, картофель.
Замира: Ты заставляешь "скулить" звучать несколько грязно.
Он очень любит иметь "мнение", и проводит целые вечера, обсуждая его.
По всем темам. Я уважаю это.
"Никакого прогресса без картошки, картофеля," верно?
Конрад: Если бы вы решили меня цитировать, моя дорогая, я бы ценил это, если бы вы при это не рубили бы цитаты таким тупым топором.
"Общее согласие редко ведет к прогрессу" Это цитата.
Замира: Правильно, видите, что я имею в виду?



The Morninglight? Give me a bloody break.
Fresh as strawberries, the lot of them.
Think they know the secrets of the world, but their world is measured by personality tests
and pledges of eternal allegiance to a hustler.
I don't know what their game is and I don't care, but you want my opinion?
Look, no one's perfect, yeah? Marquard, all of them:
they've got their skeletons, and the deeper they're buried, the bigger they usually are.
Judging from that pretty face of his on the magazine covers, him and his picture perfect family,
Marquard's skeletons must be the size of bloody elephants.
Listen, I believe in making a new world.
I'm an idealist at heart, I believe humanity has potential
and it's up to us to unlock that potential...
but I don't need to take a bleeding personality test to tell me who I am or what I'm bleeding capable of.

Утренний Рассвет? Да ладно вам.
Кучка сопляков.
Думают, что знают все тайны мира, но их мир ограничен личностными тестами и заявлениями вечной преданности своему главе.
Я не знаю, что они планируют, да мне это и не интересно, но вы хотите мое мнение?
Смотрите, никто не совершенен, так? У Маркуарда и у всех у них есть свои скелеты в шкафу и чем глубже они спрятаны, тем более обычными они выглядят.
Судя по его симпатичному лицу на обложках журналов, и его прекрасной семье, скелеты Маркуарда должны быть размером со слона.
Послушайте, я верю в создание нового мира.
Я идеалистка в глубине души, я полагаю, что у человечества есть потенциал и наше дело помочь реализовать этот потенциал... но я не нуждаюсь в каком-либо запачканном тесте, который говорил бы мне кто я есть и на что способна.



Zamira: Jumping to get cracking, eh, FOB? I'm with you.
The battlefield's where us Templars belong.
I just got back from the Congo, me. You wouldn't believe what they've got hiding in that jungle.
Got close to a permanent end on at least two occasions -
you'll be careful, it can happen, they don't tell you about that -
but it was worth it.
It's true what they say about dark days coming, and we need our whole army out there fighting,
not down the pub measuring the size of our trophy cabinets.
You're only as good as your last kill.
That's the new way. No more basking in the glory of past achievements.
That's your cue, Konrad.
Konrad: We fought wars long before text message magic and MP3 spells.
I have no need to defend my position.
Zamira: Blood, you don't even own a mobile.

Замира: Стремитесь в бой, а? Я с вами.
На поле битвы, где мы принадлежим Тамплиерам.
Я только что вернулась из Конго. Не поверите, но у них есть укрытие в тех джунглях.
Пару раз я была в шаге от смерти.
Будьте осторожны, в любой момент это может случиться, они не скажут вам ничего, но это того стоит.
Они говорят правду, темные дни наступают и нам понадобится вся наша армия, для битвы, а не для того, чтобы пить в пабе, хвастаясь своими трофеями.
Вы хороши лишь настолько, насколько хорошо ваше последнее убийство.
Это новый путь. Хватит греться на лаврах прошлых достижений.
Это твоя реплика, Конрад.
Конрад: Мы вели войны задолго до появления текстовых сообщений и заклинаний в mp3.
У меня нет необходимости защищать свое положение.
Замира: Ты шутишь? У тебя нет даже мобильного телефона.





Konrad Engel


Now I am an embarrassment to our organisation,
but once I was a diplomat.
Heh. As if Templars could wage diplomacy other than by jackboot.
I served my time on the councils of Vienna, Berlin, Venice.
We pontificated with archaic words in dead languages.
Beyond our little parliaments, the mysteries were trampled, one after another. We did nothing,
The pride of the Templars has turned to rigor mortis.
I cannot unsee it now, huh?
Like an immaculate mouth with a front tooth missing.
We claim to stand against the darkness, but no, we slump in our Renaissance chairs, picking listlessly at the velvet.
Yeah, but I have said enough.
I will douse my disappointment in another pint of what goes for beer around here.
Dull, tepid, and creamlike.
Not unlike the current state of inter-factional diplomacy, but not what the trappists had in mind, I'm sure.
Luella! Refill, please.

В настоящее время я - позор нашей организации, но до этого я был дипломатом.
Хех. Как будто тамплиеры умеют вести дипломатию, кроме как тяжелым сапогом.
Я заседал на советах Вены, Берлина, Венеции.
И пока мы там разглагольствовали архаичными словами на мертвых языках, все наши тайны были растоптаны, одна за другой. Мы ничего не могли поделать.
Гордость тамплиеров превратилось в трупное окоченение.
Сейчас невозможно этого не заметить, да?
Это как безупречная улыбка с отсутствующим передним зубом.
Мы утверждаем, что необходимо противостоять тьме, но нет, вместо этого мы усаживаемся на наши кресла эпохи Ренесанса и вяло нежимся в бархате.
Да, но я сказал достаточно.
Я лучше утоплю свое разочарование в кружке того, что здесь называют пивом.
Мутное, теплое, и вязкое.
Мало чем отличается от текущего состояния межфракционной дипломатии, но, конечно же, не то, что эти трапписты планировали изначально.
Луелла! Принеси еще, пожалуйста.



Konrad: I came back to London seeking inspiration, but found only disillusionment. Again.
Behind the "New Templars" stand the old guard, as rigid and stale as always.
There is little "new" about it; even Herr Sonnac is a product of the past and of our eminent PR department and diligent market research.
Then I met Frdulein Vata here.
Young, yes. Brash, foolhardy, eager to get her skull bashed in by steel or claw.
An idealist, as though there were still ideals to strive for.
Obnoxious, annoying, but-
Zamira: Eh, you know I'm sitting right here, yeah?
Konrad: But she showed me there is hope still for our organisation.
For a future beyond our current predicament.
In her, I see much of myself when I was a young man.
Zamira: You have such a way with words, Konrad.
Konrad: It was meant as a compliment, Fraulein Vata, for I was once an idealist like you.
I believed in what we stood for, and I was not afraid to get my hands dirty so that others would not have to.
Then it all became about politics, about pointing fingers and reopening old wounds.
You are free from that, free to make it all mean something again.
I am not embarrassed to say that Fraulein Vata has given me hope again,
hope that even the Templars can change their ways to face the challenges of this coming age.
Even if past experiences have taught me otherwise.
Zamira: Uh. Thanks, Konrad. That was actually very nice.

Конрад: Я вернулся в Лондон в поисках вдохновения, но нашел только разочарование. Снова.
Позади "Новых Тамплиеров" стоит старая гвардия, столь же твердая и несгибаемая как всегда.
Там мало "нового" в этом; даже герр Соннэк - продукт прошлого и нашего выдающегося отдела по связям с общественностью и педантичным изучением рынка.
Тогда я повстречал здесь фройляйн Вату.
Молодая, да. Нахальная, безрассудная, стремится пробиться подставляя свою голову под пули и когти.
Идеалистка, как будто тогда были еще идеалы, за которые можно было бороться.
Грубоватая, раздражающаяся, но...
Замира: Эй, если ты не заметил, я сижу рядом.
Конрад: Но она показала мне, что есть еще надежда на нашу организацию.
Для лучшего будущего, несмотря на нынешние проблемы.
В ней я вижу большую часть себя, когда я был еще молод.
Замира: Ты лезешь не в свое дело, Конрад.
Конрад: Это был комплимент фройляйн Вата, поскольку когда-то я был таким же идеалистом как вы.
Я верил в наши ценности и не боялся испачкать руки так, чтобы другие не имели к этому отношения.
Затем все это стало политизироваться, все стали указывать друг на друга пальцами и ворошить былые раны.
Вы избавлены от этого, ваши действия могут снова вернуть смысл.
Я не боюсь сказать, что фройляйн Вата вернула мне надежду, что даже тамплиеры могут измениться, столкнувшись с трудностями этого века.
Даже если опыт прошлого доказывает мне обратное.
Замира: Мм. Спасибо, Конрад. Это было очень мило.



Konrad: London is an aberration in poly-factional politics, a free port for all who pass through our geheime Welt, through this darkness beneath it all.
Nothing like Berlin, where the Templars are ruthless in their dissection of the city.
Of course, here in London, our organisation has abandoned every vestige of secrecy, choosing instead to hide in the open.
Who would expect the puppet master to be centre stage?
Well, everyone, it seems.
There are walking tours that stop outside Temple Court every hour.
Zamira: So? That just proves we've got nothing to be afraid of, nothing to hide.
Konrad: No-no-no, my dear. It is no such thing.
It is only bitter proof of a bloated, stinking ego.

Конрад: Лондон - это аномалия в многофракционной политике, свободный порт для всех, кто проходит через наш тайный мир и через тьму под всем этим.
Ничего общего с Берлином, где тамплиеры безжалостны в расчленении города.
Очевидно, здесь в Лондоне наша организация оставила последние следы тайны и скрывается теперь публично.
Кто ожидал, что тот, кто дергает за ниточки займет центр сцены?
Ну, кажется, все.
Есть даже пешеходные экскурсии, которые останавливаются перед Temple Court каждый час.
Замира: И что? Это лишь доказывает, что у нас нечего бояться и нам нечего скрывать.
Конрад: Нет-нет-нет, моя дорогая. Это разные вещи.
Это - яркое выражение раздутого, зловонного эго.



While my opinions may, at times, appear to be at odds with my affiliation, I will say this: the lesser evil is the greater good.
I have had my run-ins with Illuminati in both a diplomatic, and...
in less of a diplomatic capacity, on numerous occasions.
Brazen, unethical and reckless are adjectives I would not hesitate to use.
My experience with the Dragon differs only in adjectives, not in actuality.
They are more tempered, but they are also arrogant and dangerous.
Diplomacy is a game of cat and mouse to them,
and they are never satisfied until the cat and mouse both drown in their verdammte "wave."
Say what you wish about the Templars, we do not bear masks.
At least not metaphorical ones.

Хотя мое мнение время от времени, может противоречить тому, что я говорил, будучи в должности, но я скажу это: меньшее зло - это большое добро.
Я встречался лицом к лицо с иллюминатами и в дипломатии, и при... других различных обстоятельствах.
Наглые, неэтичный и безответственные, это те слова, которые соответствуют им больше всего.
Мой опыт взаимодействия с Драконом отличается только терминологией, не действительностью.
Они более сдержанны, но не менее высокомерны и опасны.
Дипломатия для них, это игра в кошки-мыши, и они никогда не успокоятся, пока кошка и мышь вместе не потонут в их проклятой "волне".
Можно много плохого сказать о тамплиерах, но мы не скрываемся за масками.
По крайней мере, в метафорическом смысле.



Like the first Roman Republic, the Council of Venice was a valiant idea, constructed on a foundation of altruism and idealism, supported by pillars of good intentions.
Alas, as the Republic before it, the marble of its Senate has been tainted by ambition, corruption and nepotism; its chambers rotting from the inside, leaving nothing but an antiquated institution of spectacular impotence.
It is not that her agents are all corrupt or inept. No.
For the most part, the diplomats apply themselves to the task with diligence, and they believe in what they do. Unfortunately, the very nature of the organisation rewards the pursuit of self-seeking agendas, leaving those with truer intentions gagged and crippled by endless rolls of red tape. Should you attempt to spark any kind of critical debate, you can expect nothing in return, but a scalding reprimand from the very people who sent you there
and an extended "leave of absence."
All the while some red-faced freshman straight out of the academy occupies your chair,
chiming in with the chorus of "yay" or "nay" as handed down by the leaders of the committee.
Call me bitter, but such are my experiences within those halls I once revered and that for me held all the promise of the future.
I suppose one could argue they still hold the promise of the future, just not the future I believed in.

Как и первая Римская республика, Совет Венеции был рожден идеей, построенной на основе альтруизма и идеализма, вытекающих из наилучших побуждений.
Увы, как и в республике до него, мрамор сената оказался запачкан честолюбием, коррупцией и непотизмом.
Его палаты, гниющие изнутри, не демонстрируют ничего, кроме красочного бессилия.
Не то, чтобы ее агенты все поголовно продажные или неспособные. Нет.
В большинстве случаев дипломаты выполняют свою задачу с большим усердием и они действительно верят в то, что делают. К сожалению, сама природа этой организации вознаграждает преследование личных амбиций, а те, кто имеют более благородные намерения, оказываются скованы бесконечными щупальцами бюрократизма. А если вы попытаетесь завести хоть немного критические дебаты, вы не получите ничего, кроме острой критики со стороны тех, кто вас туда направил и «отпуск на неопределенный срок».
И пока вы будете отсутствовать ваше кресло займет какой-нибудь зеленый новичок, только что вышедший из академии, и будет выкрикивать, смешиваясь с хором «да» или «нет», в зависимости от инструкций своего руководства.
Назовите меня предвзятым, но таков мой опыт пребывания в тех залах, которые я когда-то уважал и в которых видел гарантию нашего будущего.
Я предполагаю, они все еще являются гарантией нашего будущего, но не того будущего, в которое я верил.




Zamira & Konrad (диалоги между собой)


Zamira: What I'm saying is that there really aren't any shades of grey in this war. It's us against them, bloods, and last soldier standing wins the war and rewrites history.
Konrad: I see. So what about those who fight on our side but for different reasons?
Zamira: There's right reasons, and there's wrong reasons. We're right, they're wrong.
Konrad: Oh, how comforting to know the New Templars have got it all sorted.
Zamira: Shades of grey only does one thing, mate, it makes everything charcoal.
Konrad: Mhm. In your world, then, the Illuminati and the Dragon, they are our enemies?
Zamira: Well, we already fight them, yeah?
Konrad: No, no, no, we play with them, following carefully established written rules that leaves no one dead, only slightly disoriented and no worse for wear. I would not call this a conflict between mortal enemies.
Zamira: Right. So we tolerate them, but that still don't make them in the right.
Konrad: And already you are making compromises, Fraulein Vata. Hm? Shades of grey. Hm? You see how slippery the road.
Zamira: Smartass.

Замира: Я хочу сказать, что в действительности нет никаких оттенков серого в этой войне. Это мы, против них, последний выживший перепишет историю.
Конрад: Понятно. А что касательно тех, кто сражается на нашей стороне, но по другим причинам?
Замира: Есть правильные причины, есть неправильные причины. Мы правы, они нет.
Конрад: О как, приятно слышать, что Новые Тамплиеры уже всех рассортировали.
Замира: Оттенки серого служат лишь одной цели, приятель, они окрашивают всех в один цвет.
Конрад: Ммм. А какая роль иллюминатов и драконов в вашем мире, они наши враги?
Замира: Ну, мы же воюем с ними, так?
Конрад: Нет, нет, нет, мы играем с ними, после тщательно установленных тысячелетиями письменных правил, которые оставляют всех живыми, только слегка потрепанными. Я бы не назвал это конфликтом между заклятыми врагами.
Замира: Верно. Таким образом, мы терпим их, но это не значит, что они правы.
Конрад: Вы уже идете на компромиссы фройляйн Вата. Гм? Оттенки серого. Гм? Вы говорите, словно идете по скользкой дорожке.
Замира: Умник, блин.



Zamira: I feel like a change of scenery. Bloody tourists with their Stellas are messing with my vibe. How about the Temple Club? We could crash the party, cause a scene.
Konrad: Nothing would give me more pleasure, Frdulein Vata, but I am, unfortunately, persona non grata at the venerated club.
Zamira: You peed in the potted plants again, didn't you.
Things? What things?
Konrad: I may have made references to both the size of his sexual organs and also to the politics behind his appointment, vis-a-vis Dame Julia.
Zamira: Yeah, that'd do it.
Konrad: Some people in our organisation have a regrettable lack of humour.
Zamira: This is coming from a German. So we're staying put then, yeah?
Konrad: We are staying put. We have seats, there are crisps, we could conceivably stay here for as long as The Horned God stands. There is the added advantage of a multi-factional clientele and a larger selection of alcohol, including imported German beer which is, indisputably, superior to English beer.
Zamira: You picked the wrong time to be a snob.
Konrad: On the contrary. There has never been a more appropriate time to be a snob, what with all these fresh-faced, inexperienced...what do you call them?
Zamira: FOBS.
Konrad: No, no, "nubes." We need to set an example. It is a matter of good taste. To demand excellence in everything is not snobbery, it is the basic quality of life.
Zamira: Beer is, like, really important to you, innit?
Konrad: Call it...national pride, of the non-political sort.
Zamira: Yeah, I still wouldn't mind a change of venue.
Konrad: The Crusades?
Zamira: About a thousand years late for that, yeah?
Konrad: The nightclub.
Zamira: I know that, you idiot. I'm not into the music.
Konrad: I see. You prefer "It's a Long Way to Tipperary," then.
Zamira: I also had a thing with the doorman.
Konrad: A thing.
Zamira: I may have lashed him, mashed him and dumped him. Messily.
Konrad: This would be a "thing," yes? So we are staying put.
Zamira: We're staying put. Cheers.

Замира: Мне крайне необходима смена обстановки. Проклятые туристы, пьющие свои Stella портят мне настроение. Как на счет Temple Club? Мы могли бы заявиться туда без приглашения и устроить сцену.
Конрад: Ничто не доставило бы мне большего удовольствия, фройляйн Вата, но я, к сожалению, персона нон грата в том клубе.
Замира: Ты опять мочился на растения в горшке, не так ли?
Что ты хотел этим доказать?
Конрад: Скажем так, я всего лишь хотел продемонстрировать размер сексуальных органов кое-кого, а также то, как этот кто-то получил свой пост благодаря Dame Julia.
Замира: Да, неудивительно, что тебя выгнали.
Конрад: У некоторых людей в нашей организации очень печально с чувством юмора.
Замира: И это говорит немец. Значит мы продолжим сидеть тут, да?
Конрад: Совершенно верно. У нас есть стулья, есть чипсы, мы можем оставаться здесь, пока стоит Рогатый Бог. К тому же есть дополнительное преимущество многофракционной клиентуры и больший выбор алкоголя, включая импортное немецкое пиво, которое, бесспорно, лучше английского.
Замира: Ты выбрал неудачное время, чтобы быть снобом.
Конрад: Напротив. Это самое подходящее время, чтобы быть снобом, окруженный всеми этими новыми неопытными людьми... как вы их называете?
Замира: Сопляки.
Конрад: Нет, нет, "молокососы". Мы должны подать им пример. Это вопрос воспитания. Требовать превосходства во всем не снобизм, а образ жизни.
Замира: Пиво действительно очень важно для тебя, не так ли?
Конрад: Назовем его... национальной гордостью, никакой политики.
Замира: Хорошо, но мне все равно нужна смена обстановки.
Конрад: Крестовые походы?
Замира: Тебе не кажется, что мы опоздали на тысячу лет?
Конрад: Ночной клуб.
Замира: Я знала что ты идиот. Я не люблю их музыку.
Конрад: Ясно. Наверное вы предпочитаете что-нибудь типа "It's a Long Way to Tipperary".
Замира: К тому же у меня было небольшое дельце с их портье.
Конрад: Дельце.
Замира: Я с ним столкнулась, отделала и бросила. Жестко.
Конрад: Вот что значит "дельце", да? Следовательно, мы остаемся здесь.
Замира: Мы остаемся здесь. Ваше здоровье.



Konrad: I take it you have still to receive your orders, then?
Zamira: Nah. I prefer being stuck here with you, suffering fools and tourists and pithy Teutonic asides. Of course I don't have my bloody orders. They've been stuck in bureaucratic limbo ever since the FOBs massed on HQ. They prioritise training the newbies.
Konrad: Indoctrinating.
Zamira: Is there a difference?
Konrad: In our case? Hm, no, not really.
Zamira: What waste. Keep veterans grounded while fresh meat is sent off after a five minute sermon from Sonnac.
Konrad: Well, we lack the flexibility required to undergo such a monumental alteration of structure and flexibility. Much like a gigantic carrier attempting to avoid an iceberg,
Zamira: Just blow the icebergs out of the water. Problem solved.
Konrad: Uh. And you wonder why you are not out there, instead of being stuck with me?
Zamira: I knew there was a reason for it. This is Purgatory.
Konrad: Looks like it, smells like it, and tastes like it.
Zamira: Would you just shut up about the beer! So, where are your orders, mate?
Konrad: I am surprised they punish me by leaving me be. You would have thought they would send me to some god-forsaken spot without a return ticket.
Zamira: On a desolate rock off of Scotland.
Konrad: Mm. Or Westminster.
Zamira: Fucking hell.

Конрад: Разве у вас еще нет приказов? Вы ведь должны их выполнять.
Замира: Неее... Я предпочитаю сидеть здесь с тобой, в окружении идиотов и туристов, и слушать твою содержательную тевтонскую патетику. Конечно у меня нет еще приказов. Они застряли в бюрократической неразберихе с тех пор, как штаб-квартиру заполонили эти сопляки. Похоже одним из приоритетов наших бюрократов является обучение новобранцев.
Конрад: Пропоганда.
Замира: Какая разница?
Конрад: В нашем случае? Гм, никакой.
Замира: Какое расточительство. Держать ветеранов при бумажках, в то время как свежее мясо отправляется на войну, после пятиминутной проповеди Соннэка.
Конрад: Ну, мы испытываем недостаток в гибкости, необходимой для проведения монументальной реформы по изменению функционирования. Это похоже на авианосец, пытающийся избежать столкновения с айсбергом.
Замира: Просто уберите айсберги из воды. Проблема решена.
Конрад: Мм. И вы еще удивляетесь, почему вы не там, а застряли тут со мной?
Замира: Я знаю, что на это есть причина. Это - Чистилище.
Конрад: Выглядит как оно, пахнет как оно и на вкус как оно.
Замира: Ты можешь хоть немного забыть про свое пиво! Так, а где твои приказы, приятель?
Конрад: К моему большому удивлению, они, похоже, решили наказать меня, оставив в покое. Вы наверное думали, что они отправят меня в какое-нибудь богом забытое место с билетом в один конец.
Замира: На какой-нибудь пустынной остров рядом с Шотландией.
Конрад: Мм. Или в Вестминстер.
Замира: Черт возьми.


Последний раз редактировалось Нокс_renamed_937075_02102019; 05.08.2012 в 17:13.
3 пользователя оценили это сообщение: Показать
Аватар для Нокс_renamed_937075_02102019
Читатель
Регистрация:
26.07.2012
Re: Лондон: Диалоги (не квестовые)

John Galahad


I am but an errant, foolish knight,
my sword-hand pierced upon the thorns of courtly love.
Truly, I have courted all as if romance is my Questing Beast.
So many maidens, draped in mysterious heraldry: the houses of Dolce, Gabbana, Dior, Gucci.
I returned to Lundenwic six years past, though it seems I have lost centuries in a pleasurable fugue.
This age is so strange, and yet, and yet...
The May Queen still assumes a new form each year, as do those mistresses hitherto unknown to me: Miss June, Miss July, and so forth.
I have kept extensive records of their illustrated literature.
Oh, the One True King thought I gave myself too fully to chivalric pursuits.
But to woo is as much my life's work as to defend his realm.
And I weep at where his chasteness left him.
Slumbering forever in Avalon, alone, where once his marital bed was most accommodating.

Я всего лишь странствующий, безумный рыцарь, чья вооруженная рука пострадала от шипов утонченной любви.
Действительно, я ухаживал за всеми, как если бы любовь была моим Рыскающим зверем.
Столько дев, украшенных таинственными гербами домов Dolce, Gabbana, Dior, Gucci.
Я вернулся в Лунденвик шесть лет назад, хотя кажется, будто я потерял столетия в том счастливом странствии.
Этот век настолько странный, и все же, и все же...
Королева Май по прежнему принимает новые формы каждый год, также, как и те сударыни, до настоящего времени неизвестные мне: мисс Июнь, мисс Июль, и т.д.
У меня есть обширная коллекция их иллюстрированной литературы.
О, один Истинный Король полагал, что я слишком отдался рыцарским стремлениям.
Но ухаживать - работа моей жизни на столько же, на сколько защищать его королевство.
И я оплакиваю то, что его целомудрие оставило его.
Теперь он спит вечным сном в Авалоне, один, где, когда-то его брачное ложе было верхом наслаждения.



John: My charge, as a knight of the Round, is to safeguard this grove from the coming darkness.
For lo, ages past, the Grail cup was brought here - aflame with golden nectar, supped from Gaia's fertile bosom.
Callie: Sometimes you take tree-hugging to a new and creepy place, John.
John: Yet you too feel the pull of magick, passionate, even sensual, to this ancient oak.
That is why light and life have thrived in its great shade, blossomed, become ripe.
Heavy in fruit... 'Tis too much?
Callie: 'Tis way, way too much.
John: When first I arrived, the Templars challenged my right, claiming this "park" was theirs alone to ward.
Also, that my dalliances with those ravishing twin sisters were improprietous In both affairs, their understanding of the pursuit of beauty is so sadly wanting.
Mark my speech, this is nothing less than the city's most sacred place.
Only a lover could defend it.

Джон: Мое долг, как рыцаря Круглого стола - охранять эту рощу от приближающейся тьмы.
Так как в прошлые века Чаша Грааля была принесена сюда, полыхающая золотым нектаром, полученным из плодородной груди Гайи.
Калли: Иногда простое объятие дерева рождает у тебя очередные странные мысли, Джон.
Джон: И все же ты тоже чувствуешь магическое, страстное, даже чувственное влечение, к этому древнему дубу.
Именно поэтому в ее величественной тени свет и жизнь процветали, цвели, созревали.
Увешанная плодами... это уже слишком?
Калли: Очень даже слишком.
Джон: Когда я впервые приехал сюда тамплиеры отвергли мое право, утверждая, что этот "парк" только под их защитой.
Кроме того, они утверждали, что мои заигрывания с теми восхитительными сестрами-близняшками было неуместно.
В обоих случаях их понимание наслаждения красотой оставляет желать лучшего.
Запомните мои слова, это ни что иное как самое священное место города.
Только тот, кто полон любви способен его защитить.



Indeed, 'tis a storied cast of players who inhabit these Ealdwic grounds.
Fairie ken, knights true, mighty sorcerers - perhaps the ages have not changed so much.
And the temptresses...such temptresses, of every hue, every colour of tress...
Many times over have I been advised to keep to my own affairs.
At least, many are the times I recall the term "affair" being brandished.
Thus it was with great cautiousness of judgement that I took in the fair Callie of the tartans.
Yet a knight without a squire is as a lance that thrusts untrue.
And none could ask for a squire more fiery and independent than she.
Fervent were her virtuous rejections, and I have responded twofold, sixfold, a score fold with renewed oaths of eternal fealty.
Would that I recall the words once she spake...
Ah, yes, yes.
"John, your sword is not going anywhere near my stone."
Ah! Such japery!

Действительно, потрясающие особы, населяют эту территорию Элдвика.
Прекрасные феи, настоящие рыцари, могущественные волшебники, возможно, время этого не изменило.
А соблазнительницы... такие соблазнительницы, всех оттенков, всех цветов...
Много раз мне советовали, чтобы я не рисковал, а заниматься только своими делами.
По крайней мере, мне помнится, что термин "рисковать" фигурировал в этих предостережениях.
Таким образом, с большей предусмотрительностью, я привел прекрасную Калли из Шотландии.
Все же рыцарь без сквайра, как копье, которое неправильно метают.
И никто не мог желать себе сквайра, более темпераментного и независимого, чем она.
Яркими были ее добродетельные отказы, и я ответил двукратно,
шестикратно, двадцатикратно новыми присягами вечной верности вассала феодалу.
Смогу ли я вспомнить слова, которые она тогда говорила...
Ах, да, да.
"Джон, ваш меч ни при каких обстоятельствах не сможет приблизиться к моему камню."
Ах! Как тонко!



John: I harboured such hope that Templars and I would share in the bonds of chivalrous kinship
Our nights enlivened by the camaraderie between young minds.
The vigorous debate of cardinal virtues!
Alas, I have been expelled from their halls again and again, even as I protested the profundity, the genuineness of my feelings on this matter.
Callie: There are kind of laws against the way you profoundly and genuinely feel things.
John: I suffered them to cast doubt upon my honour and knightly lineage.
Callie: I had to suffer them casting you into the street without your clothes. That was an eyeful.
John: I had partaken of the pool!
I could not fault their zealotry, their humility leaves much to be desired.
'Tis not a knightfs place to impose his order upon the world.
For whom do Templars rule, themselves or the people of the land?
Verily, I would pine for the counsel of my lost brothers in forgotten Camelot,
were there not so many...distractions.
Beautiful, beautiful distractions.

Джон: Я так надеялся, что Тамплиеры и я разделим союз благородного братства.
Ночи оживлялись бы духом товарищества юных умов.
Проходя в воодушевленных беседах о великих добродетелях!
Увы, они выгоняли меня из своих залов снова и снова, даже когда я пытался опротестовать искренность своих чувств по тому вопросу.
Калли: Их законы не допускают те методы искренности, которые ты применял.
Джон: Я поставил под сомнение свою честь и благородное происхождение.
Калли: А мне пришлось смотреть, как они вышвырнули тебя на улицу без одежды. Это было то еще зрелище.
Джон: Я был в бассейне!
Я не сомневаюсь в их фанатизме, но их смирение оставляет желать лучшего.
Роль рыцаря состоит не в том, чтобы диктовать миру свои законы.
Для кого существуют законы тамплиеров? Для них самих или людей этой страны?
Поистине, я бы тосковал по собраниям моих потерянных братьев в забытом Камелоте, если бы не было столько возможностей отвлечься.
Красивых, красивых возможностей.



John: Ah, le monde invisible, a stranger creature never did I encounter in all my travails.
'Tis a darkened veil, drawn down between us and the lives of good common menfolk and women.
Who celebrates the May rain? I
How different the stories told around the glow of "television?" If any tell at all.
I am rebuked, by Templars and others, should I recount my deeds to a passing maiden by way of courtship.
Even said maiden regards me with sly incredulity, and speaks:
"You don't half talk funny, John, just buy me a drink."
Callie: I found him out at the tower blocks, once, asking them to let down their cornrows.
John: And yet, and yet.
When children give me audience, I am reassured that they still
dream of being comely princesses, bold knights, players of ball games.
Fair Callie, is this not the real life?
Am I just a phantasie?
Callie: Art thou caught in a landslide?
John: Ha! You jest.
But I think it be the jest of love.

Джон: Ах, невидимый мир, не встречал я более странного создания, чем это на протяжении всех своих испытаний.
'Это непроницаемая завеса, протянутая между нами и жизнями простых хороших мужчин и женщин.
Кто празднует майский дождь?
Как различить истории, рассказываемые сиянием "телевидения?" Если кто-либо вообще рассказывает.
Тамплиеры и прочие критикуют меня, когда я, пытаясь ухаживать, рассказываю о своих подвигах проходящим мимо девам.
Даже эти девы смотрят на меня с насмешливым недоверием, а затем говорят:
"Хватит нести чушь Джон, просто купите меня выпить."
Калли: Однажды я нашла его у многоэтажного дома. Он просил, чтобы они спустили ему свои косы.
Джон: И все же, и все же.
Когда мою аудиторию составляют дети, я уверен, что они все еще мечтают стать красивыми принцессами, смелыми рыцарями, игроками с мячом.
Прекрасная Калли, разве это не настоящая жизнь?
Или я просто фантазирую?
Калли: Ты попал под обвал?
Джон: Ха! Ты шутишь.
Но я думаю это была шутка любви.



John: Excalibur!
The singer, the opener, the ender.
You should know the One True King wielded it like a sunrise, and lo, every face in the land was upturned to it, living and dead.
'Twas Gaia herself who proffered the blade to him: in one story from a pool of golden honey, in another, from a well of blackest night.
Merlin told me both. I know not which was more true: he was touched in the head, mayhaps driven so for jealousy of Morgana's thighs.
Yet that is another tale, one I fear I could not recount in the detail its ravishing subject deserves.
Callie: Never mind the psycho redhead, what happened to the sword?
John: Like that flame-haired sorceress, it passed on... dreamlike.
It came upon us to unlock the mysteries of the world, and then it disappeared, back among them.
Never did I set eyes on it again.
The ghosts of Avalon still repeat its song.

Джон: Экскалибур!
Певец, начинающий и заканчивающий.
Вы должны знать, что Один Истинный Король поднимал его, подобно восходу солнца и каждое лицо государства оборачивалось к нему, будь то живое или мертвое.
От самой Гайи получил он сей клинок. Одна история гласит будто она вышла из бассейна золотого меда, другая - из источника самой черной ночи.
Мерлин рассказал мне оба. Не знаю, какая из них ближе к истине, он слегка тронулся головой, возможно от желания бедер Морганы.
Но это уже другая история. Боюсь, что не смогу описать ее во всех красках, коих она заслуживает.
Калли: Не важно что было с этой рыжей психопаткой, что дальше с мечом?
Джон: Подобно той волшебнице с пламенными волосами, он испарился... как сон.
Он явился к нам, чтобы открыть тайны мира, а затем исчез, среди них.
Никогда больше моему взору не попадался он снова.
Призраки Авалона все еще повторяют его песню.





Callie James


Let's make a deal, yeah, you and me, no patronising.
I get the feeling we're in the same boat, so fair's fair.
You've got that look, yeah that one, like you've seen the end of the galaxy.
And I've grown up pretty fast, since I learned I could start fires with my head.
Bang goes the ballet school dream.
Bang goes the ballet school.
Try explaining that one to your parents, or to the police.
So I ran away from home, and ended up here.
It's really put teen angst in perspective.
Back then I used to worry about fitting in.
Now I worry about people disappearing, and never knowing if they skipped town or were pulled through a shadow.
Or if they switched sides, however many sides there are.
Or if they'll try to have me sectioned under the Mental Health Act of 1983.
So much for Gran always being my shoulder to cry on.

Давайте договоримся, да, вы и я, никакого покровительства.
Я чувствую, что мы находимся в одной лодке, так что все по честному.
У Вас такой взгляд, да такой, будто вы видели смерть галактики.
И я повзрослела довольно быстро, когда узнала, что могу зажигать огонь лишь своим желанием.
Бам, прощай мечта о балетной школе.
Бам, прощай и сама балетная школа.
Попытайтесь объяснить это моим родителям или полиции.
В конце концов, я убежала из дома и оказалась здесь.
Это позволило мне преодолеть подростковый кризис.
Раньше я волновалась о том, чтобы вписаться.
Теперь я волнуюсь о том, что люди исчезают, и никогда не знаешь, толи они покинули город, толи их поглотила тень.
Или они сменили сторону, много сторон существует.
Или они попытаются давить на меня законом о Психическом здоровье 1983 года.
Сколько раз я плакала на плече у бабушки.



I am so not a city girl.
I grew up near the Yorkshire Moors, where you can just walk away from town and be in the old hills.
In the smell of summer heather, the crackle of burnt cut grass.
Everything is magic, still.
My report cards were always:
"Callista needs to concentrate harder," but I was concentrating!
Just maybe not so much on maths, or physics. That wasn't real to me.
You couldn't live in a place like that and not believe all the legends. Well, I couldn't.
After my "accidents"...
Ah, I don't even remember how I made it to London, or found my way to Ealdwic.
In the shadow of this great tree, it's like being back in my countryside again.
Mr Rosenbaum took me in at the hotel, gave me a room just like my old one...
I prefer to sleep in the park. The stars are as clear as crystal here.
You can see the beginning of the universe.

Я не городская девчонка.
Я росла около Йоркширских пустошей, где можно просто убежать из города и оказаться на старых холмах.
Среди запаха летнего вереска, потрескивании подстриженной сожженной травы.
Все там волшебно, до сих пор.
Мои табели успеваемости всегда гласили:
"Каллисте необходима большая концентрация", но я концентрировалась!
Просто, возможно, не на математике или физике. Это было совершенно не мое.
Вы не смогли бы жить в местах подобных тому и не верить всем легендам. Вот и я не могла.
После моих "несчастных случаев"...
Ах, я даже не помню, как я добралась до Лондона или нашла дорогу в Элдвик.
В тени этого большого дерева это как снова вернуться в мою сельскую местность.
Мистер Розенбаум принял меня в отеле, дал мне комнату, точно такую же, как моя старая...
Но я предпочитаю спать в парке. Звезды здесь такие яркие, как кристаллы.
Можно увидеть истоки вселенной.



Okay, so John's a bit of a letch.
He keeps his hands to himself, though, more than my old classmates would have managed.
They'd think "courtly love" was something that goes on behind the gym.
John's a gentleman, a proper knight, or he thinks he is one. And that's good enough for me.
I learned to read from Arthurian literature.
Always hoping a knight would come questing past my window astride a white charger.
What! Like I said, it was tough for me to fit in.
You don't find my idea of romance on Hollyoaks. Their loss.
Anyway, I look after John like a good squire should.
It would be a bigger deal if he had a real horse or an actual sword.
Or if the enemies of the glade he's always talking about ever showed up.
Mostly I just hold his hair out of his face when he's had too many ciders.

Хорошо, в общем, Джон немного ловелас.
Но он держит руки при себе, лучше, чем мои бывшие одноклассники.
Они думали что "утонченная любовь" это то, что происходит позади спортзала.
Джон - джентльмен, настоящий рыцарь, или он сам себя таким считает. Этого для меня достаточно.
Я училась читать по Артуровскому циклу.
И всегда надеялась, что когда-нибудь какой-нибудь рыцарь приедет к моему окну верхом на белом коне.
Что? Я же говорила, что мне трудно было вписаться.
Вы не разделяете мои взгляды на романтику как в Холлиокс. Ну и ладно.
Так или иначе я забочусь о Джоне как преданный сквайр.
Правда это было бы проблемой, если бы у него были настоящая лошадь или хотя бы настоящий меч.
Или если бы появились бандиты с большой дороги, о которых он мне постоянно рассказывает.
В основном я всего лишь убираю его волосы с лица, когда он выпьет слишком много сидра.



Oh, short answer,
this is just awesome.
All my lite I believed, I knew, tne world was a strange ana magical place.
And it really is.
Getting pushed down the rabbit hole, not so great.
I didn't try to be a pyromaniac, it just happened. Over and over.
I didn't ask to hear Gala's voice in the buzzing of the bees, to learn the things she said there.
And...I'm homesick,
I miss my mum and dad.
I hate writing them guilty postcards with no return address, telling them that I'm really okay, that I'm alive and not on drugs or... selling myself.
I hate thinking they're disappointed in me.
They thought I'd be a painter maybe, or a dancer.
Not a wizard.
Wizardess. Sorceress.
It's like having the most vivid dream, but still remembering how it felt to be awake.
How normal.
Only...you can't wake up.

О, ответ короткий, это страшно.
Всю свою жизнь я верила, я знала, что мир - это необыкновенное волшебное место.
И это действительно так.
Спускаться в нору белого кролика не так здорово, как кажется.
Я не пыталась быть пироманом, это просто случалось. Много раз.
Я не хотела слышать голос Гайи в жужжании пчел, изучать вещи, которые она мне говорила.
И... я тоскую по дому,
Я скучаю по своим маме и папе.
Я не хочу писать им виноватые письма без обратного адреса, сообщать им, что со мной все хорошо, что я жива и не сижу на наркотиках или... продаю себя.
Я не хочу думать, что они разочарованы во мне.
Они думали, что я буду, возможно, художником или танцовщицей.
Не колдуном.
Колдуньей. Волшебницей.
Это словно яркий сон, хотя вы помните то чувство, когда вы просыпаетесь.
Приходя в норму.
Только... вы не можете проснуться.



I haven't signed up yet, I don't want to rush into it, and it's not like I'm an automatic Templar.
Templars?
Templar. Just 'cause I'm here doesn't mean they get to say bagsy.
There's still so much I have to learn about magic.
Where it came from, how to control it.
Retardant foam is a nightmare to get out of your hair.
I'm keeping my options open, listening and watching.
Illuminati guys used to come to the Horned God all the time.
Trying to tip and complaining about warm beer.
Not as much now, since they decided to rewind four hundred years of peace and start penetrating each other,
With bullets. Bullets!
But I guess I'm Templars material when it comes down to it.
I'm just not sure if they believe in the chivalry I do.
If it's just a uniform to them, and not the heart beneath it.
I love the whole knightly ideal. I want to get Beardsley's Sir Bedevere tattooed on my-Whoa, shut up, Callie.
Has anyone told you you're a really good listener?

Я еще не решила, я не хочу спешить с этим, словно я по необходимости должна быть тамплиером.
Тамплиерами?
Тамплиером. Просто то, что я здесь нахожусь не означает, что они подойдут и скажут: «ты наша».
Есть еще многое, что я должна узнать о магии.
Откуда она появилась, как ей управлять.
Пена против воспламенения, это просто кошмар удалять ее с волос.
Я не тороплюсь с решением, присматриваюсь, прислушиваюсь.
Люди из иллюминатов раньше постоянно приезжали в Horned God.
Оставляли чаевые и жаловались на теплое пиво.
Не так как сейчас, нарушив 400 лет мира и проникая на территорию друг друга,
С пулями. ПУЛями!
Но все же я думаю, что я в сущности тамплиер.
Просто я не уверена, что они верят в те же рыцарские идеалы что и я.
Или это всего лишь униформа под которой нет сердца.
Я люблю настоящие рыцарские идеалы. Я хочу сделать татуировку сэра Бедевера Бёрдсли на своей...
Оой, заткнись Калли.
Вам кто-нибудь говорил, что вы очень хороший слушатель?



Even before the fainting spells started -
wow, spells, that's a good one.
Even before those, back when I was halfway to normal, I would hear voices.
Just one voice, really, but in different places.
In the rustling of the corn, the waves on the coast, the wind off the Moors.
It was gentle, and soothing, even if I didn't understand the words.
Like when I was little, my mum singing me nursery rhymes in the old cottage
Oh yeah, we were a total bunch of hippies.
John told me it was Gaia. This great mythical beautiful woman,
although of course everything in John's world is a beautiful woman, right?
God, I'll never look at lilies the same way again.
But Gaia? She's not cross with us, not even disappointed, which kind of makes it worse.
She picked us out for a reason, but won't tell us what it is.
How does her garden grow?

Еще до того, как начались мои обмороки,
вау, "обмороки", это интересно.
Еще прежде, когда я была наполовину нормальная, я услышала голоса.
Точнее всего один голос, но в различных местах.
В шорохе колосьев, в волнах на берегу, в ветре на равнинах.
Он был нежный и упокаивающий, даже если я не понимала слов.
Похожий на то, как когда я был маленькой, моя мама пела мне детские стишки в старом доме.
О да, мы были настоящей группой хиппи.
Джон сказал мне, что это был Гайа. Эта величественная мифическая красавица,
хотя, конечно, в мире Джона все красавицы, правильно?
Господи, я больше никогда не смогу смотреть на лилии как раньше.
Но Гайа? Она не сердится на нас, даже не разочаровывается, из-за чего становится еще хуже.
Она выбрала нас по какой-то причине, но не говорит по какой.
Как растет ее сад?




John & Callie (диалоги между собой)


John: From such ill-omened dreams have I awoken, fair Callista, and you in all or them.
Callie: Thanks...I think. Is it the ones where you're not wearing any trousers? Because that would be more like a nightmare.
John: I feel the rime gathering, the sooty quilt of dark days draping itself across these sceptred shores. And shores from ere hence, too. Yet Lundenwic I trust will stand firm, for as long as white wolves pace Hyde Park snow.
Callie: There haven't ever been white wolves in Hyde Park.
John: Then woe indeed, our situation is far graver than I had possibly imagined.
Callie: John. Have you been eating mushrooms again?

Джон: От таких зловещих снов я проснулся, прекрасная Каллиста и ты была во всех них.
Калли: Спасибо... Я думаю, это те, в которых ты оказывался без штанов? Поскольку это больше всего было бы похоже на кошмар.
Джон: Я чувствую, как скапливается иней, темная пелена сумрачных дней, покрывает эти величественные берега. Все же Лунденвик, я верю, будет твердо стоять, покуда белые волки гуляют по снегу Гайд-парка.
Калли: В Гайд-парке никогда не было белых волков.
Джон: Горе нам, наши дела намного хуже, чем я мог представить.
Калли: Джон. Ты опять ел те грибы?



John: Callista, pray leave me here to die. My casque is split in twain, I cannot speak.
Callie: This isn't the first hangover you've ever had. Come on, tell me about Avalon again.
John: Avalon! Its lilied mists part like an absent lover's kind welcome, its sea-cliffs are redoubted with cave and carving. There lies splendid orchards, faerie tables, a silent convent from whence I left in a manner of some disrepute-
Callie: You tried it on in a convent? John, what are you like?
Among its dales no ungentle wind blows, and its verdant turf springs untouched by rain, hail or snow.
Callie: Wow. Are you sure it's in the UK?

Джон: Каллиста, молю, позволь мне умереть здесь. Мой шлем расколот на двое, я не могу больше говорить.
Калли: Это не первое похмелье, которое у тебя было. Давай, расскажи мне про Авалон еще раз.
Джон: Авалон! Земля, покрытая лилиями. Его туманы словно простирающиеся руки, готовые с нежность обнять вернувшегося возлюбленного. Его устрашающие утесы с гротами и галереями. Там раскиданы великолепные сады, столы фей и, тихий женский монастырь, который я покинул в не самой лучшей манере.
Калли: Даже в монастыре ты не удержался? Джон, что ты за человек?
Джон: Среди его долин не дуют сильные ветра, а его луга зеленеют не зная дождя, града или снега.
Калли: Вау. Ты уверен, что это находится в Великобритании?



Callie: Sometimes a girl needs girl talk, John. I wish l!d hit it off better with Luella.
John: Aye, now you speak of it, 'tis a phantasie pleasing to my mind's eye.
Callie: Hey, behave.
John: Why I speak, of course, of your pursuit of girlish companionship. Even if it be with that fiery-haired, fiery-tongued...hellion.
Callie: I just couldn't stop staring at her. She was one of those mythical things - like unicorns, elves...decent men - that only exist when I'm dreaming
John: Then dream on, fair Callista, dream on. Come, let us lift our spirits in song!
Callie: Ehm. How about no.

Калли: Джон, иногда девушки нуждаются в женском обществе. Жаль, что мне не удалось лучше поладить с Луеллой.
Джон: Да, когда ты так говоришь, это фантазия, очаровывает мой взор.
Калли: Эй, веди себя прилично.
Джон: Что? Конечно, я говорю о твоем желании найти себе подругу. Даже если ей окажется эта рыжеволосая, с острым языком... хулиганка.
Калли: Я просто не могу отвести от нее глаз. Она похожа на одну из тех мифических существ, как единороги, эльфы... приличные мужчины, которые существуют только в моих мечтах.
Джон: Тогда мечтай, прекрасная Каллиста, мечтай. Давайте поднимем наше настроение песней!
Калли: Эмм... Как на счет - нет.





The Fallen King


Word to the wise. Use your self-help books for combustible fuel. Cancel that yearly gym membership, barely used. Don't bother to return your overdue video cassettes. All too late!
The horizon's going dark!
Things are gonna be different for you, but not like they promised on internet dating sites.
Not like the Morninglight zombies told you on their no-obligation personality test! They go on and on about change more than panhandlers on the Tube. I should know.
But change into what?
Not a fabulous butterfly. Not a glorious swan. Aaah!
Sorry! Still. The grass is always greener on the other side of the millennium.
We're just telling you to be prepared.
It's not all doom and gloom. You've got a few months. Maybe you'll get a windfall. Someone tipped a bottle of gin down a drain on me last Christmas.

Маленький дружеский совет. Используйте свои книги по самосовершенствованию для костра, если вам нужно будет согреться. Отмените ежегодное членство в спортзале, только если вы им пользуетесь. Не потрудитесь вернуть свои видеокассеты. Слишком поздно!
Горизонт темнеет!
Все изменится для вас, но не так, как они обещали на сайтах знакомств.
Не так, как обещали вам зомби из Утреннего Рассвета в своем тесте личности без обязательств! Они говорят об изменениях больше, чем попрошайки в метро. Я знаю.
Но изменение во что?
Не в прекрасную бабочку. Не в великолепного лебедя. Ааах!
Жаль! Но трава всегда зеленее на другой стороне тысячелетия.
Мы просто говорим вам, чтобы вы подготовились.
Это не весь мрак и гибель. У вас есть несколько месяцев. Возможно вы получите главный выигрыш. Как я на прошлое Рождество, когда кто-то уронил бутылку джина в водосток.



You! I remember you, I'm very good with names. Very good with making them up as I go along. Here's a thought. If things don't work out with saving the world... that's not prophecy, you can have that one for free. If things don't work out, there'll always be a place for you in my kingdom.
Underground,
down among the refuse and the wreckage.
It's homely. It grows on you.
Like lichen!
We've been down there since before you were lying in your bedroom,
pretending love songs on the radio were about you, ha-ha-ha. Those were simpler times.
Not for you, you had puberty and acne to get through. For us, in the secret world.
What was hidden stayed hidden. There were rules.
No one liked the rules, but there they were, and there we were.
Well, everything ends.
Can I get your home phone number?

Вы! Я помню вас, я очень хорош в именах. Я хорошо умею придумывать их в своих историях. Хотите бесплатный совет? Если что-то не получается со спасением мира... это не пророчество. Если что-то не получается, для вас всегда будет место в моем королевстве.
В метрополитене, внизу, среди мусора и развалин.
Там все по домашнему. И растет.
Как лишайник!
Мы были там раньше, чем вы лежали в своей спальне, слушая песни о любви и думая, что все они про вас, ха-ха-ха. Времена тогда были более простыми.
Не для вас конечно, у вас было половое созревание и прыщи, с которыми надо было бороться.
Для нас, в тайном мире.
То, что было скрыто, оставалось скрытым. Существовали правила.
Никому не нравились правила, но они были, и мы были.
Что ж, всему есть свой конец.
Не дадите ли вы мне номер вашего домашнего телефона?



Everybody wants to take a bite out of you these days.
The big boys muscled out the vampires.
Poor old things slumming it door-to-door, while Orochi drains your blood through the television.
Through the billboards.
That's progress. That's how it will be until the Starbucks go supernova.
Old Drac needed to get himself better PR.
Impaling means about as much to you lot as tonsillitis.
All the nobility's gone out of the bloodsucking business. The opera capes and romantic evenings. Slaughter with a smile. Sorry, mothers of Twilight, sorry!
Your teams will not be making the beautiful game this year.
It always looks better in the movies, even the end of the world. "What if all the myths and legends were true?" Ooh!
Then all the myths and legends would be picking through rubbish dumps like storks, or living on minimum wage in dead-end towns, wondering where it all went wrong.

В наши дни все хотят испить вашей крови.
Большие мальчики превзошли вампиров.
И эти старые бедолаги скитаются от двери к двери, пытаясь добыть немного гемоглобина, в то время как Orochi сливает вашу кровь через телевидение.
Через рекламные щиты.
Это прогресс. Это продолжится, пока Starbucks не станет сверхновой.
Старый Drac должен был устроить себе лучший PR.
Массовое сажание на иглу значит для вас также много как ангина.
Кровососущий бизнес в наши дни растерял все благородство. Оперные плащи и романтические вечера. Резня с улыбкой. Простите, матери Сумерек, простите!
В этом году ваши команды не покажут красивой игры.
В кино всегда все выглядит лучше, даже конец света. "Что, если бы все мифы и легенды оказались правдой? " Ууу!
Тогда бы все эти мифы и легенды улетели с этой свалки, как аисты или жили бы на минимальный размер оплаты труда в нищих кварталах, задаваясь вопросом, где же все пошло не так.



"Knock knock!" No takers?
Ah, fair enough, I'm not convinced I can remember how the rest of this one goes.
Ah. The gist of it is that the planet doesn't like you.
(в английской версии эта часть текста отсутствует, по крайней мене у меня)
Ask the stones. Lot of blood and sick and kebab sauce spilt on those stones.
They turn up in the strangest places, these Romans. So
ask their stones, lay your head down on them and go the whole milia passuum.
Not right now, you'd look crazy and I'd be done for inciting mass hysteria. Again. Here's what they'll say:
nothing. Ha-ha! Sorry!
Their whole empire meant nothing.

"Тук-тук! " Никто не открывает?
Ах, этого достаточно, я не уверен, что смогу вспомнить продолжение.
Суть в том, что планете вы не нравитесь. Хе-хе-хе! Очень жаль, но вы не числитесь в ее списке рождественский открыток. Ой, я знаю, резкие суждения могут обидеть некоторых людей, но она нас знает всего лишь несколько тысячелетий. И иногда нужно время, чтобы понять истинную сущность личности. Спросите у римлян, у них было время познакомиться. Они хорошо потоптали ее ногами, покрыв все дорогами и мозаикой.
Спросите у камней. Сколько крови, болезней и соуса с кебаба вылилось на них.
Они появляются в самых странных местах, эти римляне.
Спросите их камни, прислонившись ухом и пойдите целую milia passuum (тысяча миль).
Но не сейчас, вы выглядели бы сумасшедшим, и спровоцировали бы меня подстрекать массовую истерию. Опять. И они сказали бы:
ничего. Ха-ха! Прошу прощения!
Вся их империя ничего не значила.



Living underneath the city, as I do, a man notices the expiry date on the bottom of the world.
That's how humanity will bow out.
Produce-style, in a dying fridge hopelessly leaking CFCs!
Not with a bang, but like a punnet of strawberries left out in the sun for too long. A putrid whimper.
I know what you're all thinking. You're hearing the world is ending, all of it, no more cycle, and you ask yourselves "So what's in it for me?"
Just like our gracious Templar governors upriver in their marble hall.
Deliver us from evil, with a hefty delivery charge.
Oh, we shouldn't begrudge them it. Hah! Heating that place must cost a French king's ransom.
Oh, don't mind me, officers, I am a reduced man and cannot hold myself responsible for what I'm saying. Sedition in a built-up area, move along, move along. No time for heroics! The road to the crusades was paved with good intentions and bounced cheques.

Живя под городом, как я, человек видит срок окончания действия мира.
То, когда человечество оставит сцену.
Как продукт, оставленный в отключенном холодильнике!
Не сразу, но как забытая на солнце корзинка земляники. Гнилой стон.
Я знаю, что вы все думаете. Вы слышите, что миру приходит конец и что не будет больше цикла, и вы спрашиваете себя "Что мне с того?"
Точно так же, как и наши добрые руководители храмовников наверху в своих мраморных залах.
Доставьте нас туда, где нет зла с огромной платой за доставку.
О, мы не должны злиться на них из-за этого. Ха! Отопление в том здании стоит наверное столько же сколько выкуп за французского короля.
О, не обращайте на меня внимание офицеры, у меня не все в порядке с головой, поэтому я не могу отвечать за свои слова. Мятеж в зоне застройки, проходите, проходите. Нет времени для героизма! Дорога крестовых походов также была вымощена благими намерениями и лопнувшими чеками.



Ladies and gentlemen, the sky is falling! Not quickly, hah, that would be ridiculous. At the speed of mould spreading across your kitchen walls:
Aeons 1- IKEA nil. It's creeping closer every day, and it's not bringing Heaven with it.
Sorry! Heaven has left the firmament. Don't believe me? Look up, and ask yourself how anything good
could come from such a vast and uncaring space. Look up and imagine the light has died, See the tower blocks clutching at its dull blackness like the ribcage of the spent, appalling creature our city is...for example.
The future is in cowering underground, it's under the Underground. You can take it from me, I dealt in futures once. The futures market.
Years ago, and now there's no future left to trade.
That's why I'm not asking you for donations, ladies and gentlemen.
We're running a charitable organisation here, this is a public service announcement. A public convenience! The end is slowly nigh.

Леди и джентльмены, небо рушится! Не сразу, ха, это было бы смешно. Рушится со скоростью распространения пятен плесени на ваших кухонных стенах.
Вечность 1 - IKEA 0. Это расползается с каждым днем, и это не обещает нам рай.
Сожалею! Небеса оставили небесный свод. Не верите мне? Поднимите глаза и спросите себя, как что-либо хорошее может появиться из такого огромного и безразличного пространства. Поднимите глаза и считайте, что свет мертв. Смотрите как здания города цепляются за его черноту, словно грудная клетка ужасного существа.
Будущее находится в метро, оно находится под метро. Вы можете мне верить. Будущее раньше было моей специализацией. Рынок будущего.
Несколько лет назад, теперь же нет больше будущего, которое можно было бы продать.
Именно поэтому я не прошу у вас пожертвований, леди и джентльмены.
У нас здесь благотворительная организация - служба социальных объявлений. Общественный туалет! Конец медленно приближается.


Последний раз редактировалось Нокс_renamed_937075_02102019; 02.08.2012 в 20:51.
Аватар для mindw0rk
Забанен
Регистрация:
26.10.2004
GoHa.Ru - 10 лет Танк Медаль "500 лайков" Jack-o'-lantern
Награжден за: Участник хэллоуинского шабаша
Re: Лондон: Диалоги (не квестовые)
Фигасе ты заморочился ) Перевод честно говоря ненамного лучше промта. Но кто совсем инглиш не знает, может будет полезно. Еще бы скриншоты этих NPC
Последний раз редактировалось mindw0rk; 01.08.2012 в 07:38.
Аватар для Alecient_renamed_895377_26062023
Знаток
Регистрация:
03.02.2012
Re: Лондон: Диалоги (не квестовые)
Пытаюсь поставить +3 к рейтингу сообщения, но кнопки нективны. Что за баги на этом форуме
Аватар для ne-X-us
Регистрация:
17.02.2010
На страже закона
Награжден за: За оперативное и грамотное модерирование GoHa.Ru - 10 лет Заслуженный модератор
Награжден за: Заслуженный модератор форума! Просветитель
Награжден за: За вклад в развитие раздела The Secret World
Re: Лондон: Диалоги (не квестовые)
Вроде все норм.

Wake up! Time to die!
Аватар для Alecient_renamed_895377_26062023
Знаток
Регистрация:
03.02.2012
Re: Лондон: Диалоги (не квестовые)
Ну значит лиса-браузер чё-то глючит.
Аватар для Нокс_renamed_937075_02102019
Читатель
Регистрация:
26.07.2012
Re: Лондон: Диалоги (не квестовые)
Сообщение от mindw0rk:
Перевод честно говоря ненамного лучше промта. Но кто совсем инглиш не знает, может будет полезно. Еще бы скриншоты этих NPC
Увы, литературным слогом обделен, да и английский знаю плохо, поэтому просто старался не отходить далеко от оригинала, но чтобы при этом было понятно о чем вообще речь. Лично мне помогло, я и понятия не имел, что мы все... бессмертные, от чего, если честно, не в восторге.
А скриншоты да, потом добавлю.
Ваши права в разделе