PDA

X Для форума GoHa.Ru теперь доступен мобильный стиль. Подробнее...

Просмотр полной версии : Qalia Lore : Idara


Torin
15.10.2005, 03:24
Похороны Залрана (часть1)

"Пришло время идти," сказал мой Отец.

С этого, началась наше путешествие. Я подозревал, что этим оно не закончиться, когда мы доберемся до места нашего назначения через три дня.

Мы выдвинулись из Khal с одной целью; самый близкий друг моего Отца и деловой партнер, Залран, умер. После получения извещения, он немедленно начал планировать поездку на похороны. Традиция требовала нашего участия, это означало поездку в Ahgram. Отец на отрез отказался путешествовать лодкой, подразумевая длинный, пыльный поход позади караванов, направляющихся на юг по торговым путям. Обеспокоенный, тем что наш бизнес пострадает из-за нашего отсутствия, я умолял Отца не брать меня с собой, но напрасно.

Я не помню, когда я в первый раз встретился с Залраном. Это, должно было быть задолго до того, как я научился ходить. Хотя мы не были связаны кровно, сильные торговые связи между нами переплетали семью Залрана с нашей. Я часто чувствовал, что Залран был больше чем добрый дядя; он был действительно вторым отцом и наставником мне. Наряду с моим Отцом, он объяснял мне многое о путях торговли, и к тому времени, когда мы переехали в Khal, я стал важной частью в бизнесе моего Отца. К сожалению, после этого, пути наших семей разошлись.

Так как мы уже загрузили наш фургон подготовленный к поездке, другие торговцы и клиенты слонялись неподалеку. Важность, которую мой отец вкладывал в нашу поездку, была очевидна всем. За те семь лет которые мы жили в Khal он ни разу не закрывал магазин. Даже когда нас обоих не было, но это случалось редко, магазин остался открытым. Он всегда был открыт. На первом месте был Бизнес, семья на втором, третье место занимала Империя. За исключением того, что в нашем случае между первым и вторым приоритетами был широкий промежуток и огромный между вторым и третьем - империя была далеко, за дюнами на горизонте.

Мы загрузили наш фургон подарками для семьи Залрана и нашими собственными тюками, заполненными нашей церемониальной одеждой для похорон. Я пробовал еще раз отговорить моего Отца от необходимости брать меня с собой.

"Отец," сказал я, "Наши конкуренты постараются получить преимущество, за то время пока нас нет. Наши контракты на железо - хрупки. Наши цены - немного выше других - мы полагаемся на наше обслуживание, чтобы удержать наших клиентов."

"Они поймут," он ответил. "А если нет – не важно. Наше место - на этих похоронах." Мой Отец отклонял каждый аргумент, который я выдвигал. После того, как я исчерпал все мои оправдания, он положил руку на мое плече: "Мы должны идти, мой сын. Наша вера требует, чтобы мы были там. Это означает, что мы оба должны быть там, а не только я."

Путь нашего фургона пролегал через ворота, и вел дальше на юг по торговой дороге. Она была заполнена торговцами, фермерами, и животными, путешествующих как на фургонах так и пешком. Хотя основной поток двигался в Khal, перед нами шел караван направляющийся в Ahgram. Поскольку я добавил наш фургон в этот караван, их верховая охрана, двигалась сразу позади нас.

Дорога к Ahgram обычно безопасна. Однако, из-за бандитов, которые иногда появляются вдоль дороги, владельцы караванов, часто предлагают покровительство тем, кто едет без охраны за маленькую плату. Когда главный охранник проезжал вдоль каравана, чтобы собрать плату, я спросил его, слышал ли он что ни будь о новых торговых маршрутах, прокладываемых гномами Mekalia.

Он улыбнулся. "Моя последняя поездка проходила далеко от тех мест. Гномы – упрямый народ и как правило держатся своих, но пока они достаточно безобидны. Они тоже платят за охрану весьма хорошо " Я вручил ему несколько золотых монет как оплата за защиту. Он кивнул и поехал дальше.

Поездка была спокойной. Отец провел время, вспоминая о Залране и как они начали сотрудничать. Я сидел и слушал, кивая в соответствующих местах, как бы я хотел быть подальше от этой телеги и дороги.

На третий день, мы приблизились к Ahgram. Его высокие стены растянулись по всему горизонту и становились выше с каждым шагом. Когда мы повернули на запад, я смог разглядеть трое ворот, у каждых из них выстроилась очередь людей, ждущих чтобы войти в город. Южные ворота, назывались Портовой Дверью, так как они являлись самыми близкими к гавани, и вели в портовый квартал и к гавани. Многие из небольших торговых семей, работали в доках, и покупали маленькие квартиры неподалеку от гавани. На север были Ворота Солнца, Имперские Ворота, через которые могли пройти только знать или те у кого были специальные верительные грамоты.

Торговая дорога, вела непосредственно к большим воротам в середине стены. Коммерческие Ворота были главным проездом и пунктом доступа для всех торговцев и большинства посетителей Ahgram. К этим воротам мы и направились.

Мы ждали в очереди в течение часа. У ворот стража расспросила нас о том, что нас привело в город, и имеем ли мы какие-нибудь товары для продажи в течение нашего посещения. Я сказал ему, что мы приехали на похороны друга семьи и что мы не упаковали и единого ящика товаров для поездки.

Показывая на нас, он лениво махнул и мы вошли в город, я был поражен изменениями. Конечно, Жизнь в Ahgram всегда гудела как пчелы вокруг улья, но на сей раз огромное скопление людей, экзотических изделий, и запахов, навалились на меня со всех сторон.

Мы медленно продвигались по главному тракту. В конце рыночной площади, мой Отец спрыгнул с фургона, и подошел к латку поговорить с торговцем. После нескольких минут разговора, мой Отец сказал мне следовать за ним и пошел пешком. Миновав несколько переполненных улиц, он указал направо, и повел нас по маленькой улице. Я следовал за ним до конца неровно вымощенной дороги, а потом далее в маленький переулок. Я поворачивал фургон за ним, дома стояли очень близко друг к другу, и мне едва удавалось маневрировать между ними.

Переулок сузился еще больше, и мы не могли двигаться дальше с нашим фургоном. Я спустился вниз, чтобы продолжить наш путь пешком, который проходил между двумя большими складами. Прямо перед нами, в конце переулка, находился маленький дом.

"Это там," сказал мой Отец. "Мы пришли."

Это не было домом большого торговца Залрана, по крайней мере не тот что я помнил. Я всегда представлял Залрана как большим человеком, богатым магнатом, который мог купить и продать любое предприятие по своей прихоти. Теперь его бизнесу больше не завидовали во всем городе, и он давно прекратил быть большим торговцем.

Возможно, я представлял Залрана также как и моего Отца когда был маленьким. А потом я вырос, и действительность начала затмевать мое воображение, и я начал видеть его падения, так же как и его взлеты. Я очень долго был далеко от Залрана, поэтому я не видел все те изменение, которые произошли.

Мы приближались к скромному жилью, находящемуся между массивными стенами складов. Я был поражен, что дом все еще стоял, видя состояние в котором он был; некрашеный, стены, нуждающиеся в ремонте, и крыша которая была на грани того что бы рухнуть. Это говорило о том, как плохи были дела Залтана.

Мой Отец постучал в дверь, и через некоторое время, она открылась. Молодая женщина, одетая в простое желтое платье без рукавов с зеленым поясом стояла в пороге, изгибы ее тела были видны через плотный лён. Ее гладкие темные волосы блестели, подчеркивая овал ее лицо. Полные губы цвета гранатов разошлись в маленькой улыбке. Ее глаза, как два бездонных океана, притягивали, и я немок отвести взгляд. Время остановилось, и я хотел, чтобы это длилось вечно.

Она повернулась к моему Отцу и сказала, "Дядя, мы не ожидали Вас. Я счастлива, что Вы благополучно добрались."

"Спасибо, Idara," ответил мой Отец. "Мы также - часть семьи Залрана."

Idara. Это была Idara. И это был тот момент, с которого мой мир изменился.

Torin
15.10.2005, 03:25
Похороны Залрана (часть2)



"Не желаете войти?" спросила Идара.

Ее слова вывели меня из транса. Я заставил себя отвести взгляд в затемненную комнату позади нее.

Мой Отец посмотрел на меня и сказал: "Что случилось с тобой, мой сын?". Он положил руку мне на плечо. "Ты помнишь Идару, не так ли?"

Конечно, я помнил Идару. Однако, когда мы покидали Aghram, она выглядела по-другому, совсем не так как сейчас.

Идара протянула руку в знак приветствия, и я нерешительно схватил ее. Это было приятно на ощупь, мягкая кожа, которую я не скоро забуду. В какой то момент, подсознательно, наши пальцы задерживались на мгновение.

"Мы давно не виделись, Танир," сказала она улыбаясь. "Пожалуйста, проходите. Вы наверни устали после долгой дороги. У меня есть свежий чай."

Я ответил поклоном. Мой Отец сказал. "Спасибо, Идара. Пожалуйста, прости Танира за его манеры." Он впился в меня взглядом. "Кажется, он перегрелся на солнце и немного не в себе." Он сделал жест Идаре, что мы готовы следовать за ней.

Мы вошли в маленький дом, и я закрыл дверь за собой. Когда мои глаза приспособились к тусклому свету, я видел пожилого человека, сидящего за столом. У него был взгляд судьи, или возможно налогового инспектора. Он был одет в темную робу, и аккуратно подстриженная борода частично скрывала кислое выражение на его лице. Перед ним были несколько свитков и перо.

"Это - Халил," пробормотала Идара, представляя своего гостя. "Он здесь, что бы уладить счета моего Отца."

Мой Отец сел напротив Халила и отодвинул свитки. "Мой друг," начал Отец, "возможно это не самое лучшее время что бы подводить баланс? Залран еще не похоронен, а ты уже тут и запрашиваешь платежи?"

Халил посмотрел на моего Отца с презрением, тлеющим в его глазах. "Моя обязанность выше всех ваших недовольств. Залран должен очень многим." Человек начал сворачивать свои свитки. "На сегодня мы прервемся. Но есть много счетов, которые ждут оплаты."

Халил встал, собрал свитки и перо и начал укладывать их в сумку. "Я вернусь после похорон," он глумился над Идарой. "Я надеюсь, что Вы не будете заняты потом. " И гордой походкой вышел за дверь.

"Какой грубый человек!" воскликнул мой Отец, вставая из-за стола и размахивая руками. "Это то, во что превратился Aghram? Третируют торговца как последнего нищего и игнорируют траурный период?" Голос моего Отца повысился, а цвет его лица изменился.

Идара успокаивая его, взяла его за руки и опустила их. "Пожалуйста не волнуйтесь так, Дядя. Многое изменилось, с тех пор как Вы были здесь последний раз." Идара отпустила моего Отца и села, жестом приглашая его присоединиться к ней. "Дела моего Отца пришли в упадок некоторое время назад. Я не хотела, чтобы Вы узнали об этом."

"Что случилось, дитя мое?" мой Отец выглядел встревоженным.

"Его погоня за прибыль заманила его в ловушку," объяснила Идара. "Несколько лет назад, он начал баловаться продажей специй. Однако, Торговая компания Зефура уже имела устойчивый контроль этого рынка."

"Но он же торговал льном," сказал я, и начал пододвигать стул к стола. "Почему он пошел против них?"

Идара смотрела на меня. Я чувствовал ее пристальный взгляд, она искала мое лицо, и он смягчился, когда она ответила. "Это не был самый мудрый выбор, но он не был доволен прибылью только от одного продукта. Он хотел больше. Он всегда хотел больше," добавила она мягко.

"И?" спросил мой Отец. "Конечно, одна неудача не могла уничтожить его. Он всегда имел запасы."

"У него были запасы. Однако это не было только простой неудачей. Специи, которые он продавал, были ввезены контрабандой. Это позволило ему поддерживать цену Зефура."

Идара налила две чашки чая из горшка, стоявшего на краю стола и предложила его нам. Ее пальцы соприкоснулись с моими, когда она подавала мне чашку, это продолжалось несколько мгновений. Казалась, она задумалась, когда ее пальцы скользнули по моей руке, она пристально смотрела на меня. Коснувшись кончиков моих пальцев, она пришла в себя и отдернула руку, мимолетно улыбнувшись мне. Но я все еще чувствовал ее нежное прикосновение.

Сосредотачиваясь на беседе, она продолжила. "Те, кто был с Зефуром, прознали о связях с черным рынком. Они использовали их влияние в Совете и ранним утром, на наши склады пришла инспекция. Клерки не могли предоставить налоговые предписания, и все специи были конфискованы."

"Без сомнения все специи ушли на склады Зефура," сухо добавил мой Отец.

"Да, они так и сделали," сказала она, хмурясь. "Мы были также оштрафованы непомерной платой, которую мы не могли заплатить. Мы были вынуждены продать все до единого наши склады и все что было в них по очень низким ценам ." Слезы хлынули в ее глазах. Боль все еще была свежа в ней, хотя прошли годы.

"Мой Отец умер в тот день. Не физически, но его жизнь закончилась все равно. У него ничего не было. Его позор был настолько велик."

"Что случилось с его льняными контрактами?" спросил мой Отец.

"Большинство ткачей уехало, когда мы заплатили им последними деньгами. Без них, мы не могли выполнить наши заказы."

"Почему он не написал мне?" удивленно спросил мой Отец. "У меня было очень много заказов, которые я мог дать ему, особенно в Aghram."

"Он стыдился встречи с вами, особенно после того так услышал о вашем успехе в Khal." Она продолжила рассказывать нам о том, как Залран пробовал подать прошение в Совет о его ситуации. Однако, так как он не был уроженцем Aghram и не заплатил гражданский налог, ему отказали в прошении выступить в Совете. Ему разрешали быть деловым владельцем и иногда заплатить чрезмерные налоги для городского функционирование, но он не имел никакого юридического голоса. Идара добавила, что многие из жителей Aghram, включая всех женщин, были в подобных ситуациях. Фактически, ее собственное обучение в школе было сокращено, потому что она не была гражданином, несмотря на рождение в Aghram. В последнее время, больше всего гражданство предоставлялось людям, которые были способны заплатить коррумпированным чиновникам.

Когда мы возвратились к теме о деньгах, я сказал. "Если я могу спросить, сколько он все еще должен? Мы можем помочь?" Мой Отец смотрел на меня с негодованием. Я переступил свои полномочия в этом вопросе.

"Мы должны больше, чем у нас есть," ответила она. "После похорон, этот дом будет принадлежать владельцу Халила." Идара взяла меня за руки. "Я благодарю Вас за ваше предложение помочь. Однако я думаю, что пора бросить эту жизнь торговца. Я никогда не предназначалась для этого." Идара встала, не осталось и следа меланхолии, и новый свет горел в ее глазах. "Позвольте мне показать вам вашу комнату и помочь вам устроиться. Вы могли бы также убрать ваш фургон от переулка. Халил может перепутать это с моим."




Позже вечером, когда Отец решил отправиться на прогулку по городу, чтобы посетить некоторые из наших торговых контактов, Идара, и я разделили пищу за маленьким столом. Между тюков свальными друг на друга, мы говорили о тех годах, когда мы небыли вместе, и она смеялась над моими историями, а я продолжал рассказывать о моих путешествий и жизни в Khal.

Мы заканчивали, Идара наливала нам чай. "Танир", спросила она, ", почему ты был столь удивлен, когда видел меня этим утром? Когда я открыла дверь, ты вел себя, так как будто ты не знаешь меня." Свет свечей отражался в ее глазах. Мягкий жар ласкал ее щеки, и она пристально глядела на меня.

"Я был удивлен, как ты изменилась," ответил я. "Я этого не ожидал."

"Конечно, ты не ожидал увидеть молодую девочку с связанными волосами и грязный лицом?" Она улыбнулась. "Я больше не ребенок, бегающий по магазинам, которого ты знал."

"Я помнил тебя, такой какой видел в последний раз," признался я. "Грязная маленькая девочка на рынке. Но сегодня, я был удивлен твоей красотой. И я был приятно удивлен. Я не думаю, что я видел кого либо более красивого." Мои щеки покраснели, когда я произнес эти слова, я волновался, не был ли я сильно дерзок в моих утверждениях.

"Ты слишком добр, Танир," сказала она. Даже в тусклом свете, я был в состоянии увидеть румянец на ее щеках. "Спасибо." Она взяла мою руку, и наши пальцы переплелись. "Я часто слышу лестные слова - однако, ни одни из них небыли сказаны так искренне. Замечательно знать, что все еще есть люди в этом мире, которые говорят о своих чувствах без подтекста. Я очень уважаю твои чувства." Она сжимала мою руку и смотрела на меня в течение нескольких моментов, которые казались вечностью. "Кроме того, я была очень удивлена увидев тебя. Я не могла предположить, что красивый и преуспевающий торговец как ты все еще был не женат. Возможно, девы Khal не столь умны, как это подразумевается" Она усмехалась, и внезапная мысль посетила Идару. "Я совсем забыла. Я хотел поделиться кое-чем с тобой. Ты помнишь письма, которые вы написали моему Отцу?"

Идара встала, подошла к маленькому сундуку в углу и открыла его. Она взяла связку бумаг, связанных бечевкой и возвратилась к столу. "Он хранил все ваши письма. Все прошедшие годы, часто возвращаясь вечером домой, я находила его сидящим за этим столом, и перечитывающим их" Она вскрыли письма, и передала их мне. "Я тоже их читала. Вы были очень любезны к нему. Он был очень доволен от знания того, что ты и твой отец преуспеваете в Khal" Сидя за столом, мы открыли некоторые из писем, и я объяснил ей больше деталей о некоторых из инцидентов, о которых я написал. Идара сделала еще один горшок чая и заменила несколько свечей.

Намного позже, когда мы ждали моего Отца возвращающегося домой, я спросил ее, что она собирается делать с Халилом. Сегодняшний посетитель не выходил у меня из головы. Я все еще хотел помочь ей, но не был уверен как.

Идара, стояла облокотившись руками на стол. "Самое время идти дальше" твердо сказала она. "Я держалась за дела моего Отца все эти годы в надежде, что это вернет ему вкус к жизни. Теперь, когда его нет, здесь меня ничего не держит." Идара, подошла к маленькому окну и выглянула. Я отодвинул стол и встал рядом. Наблюдая за ней.

"Если есть что-нибудь что я - мы можем для тебя сделать, дай мне знать" Сказал я. Она повернулась ко мне, и мы потерялись в пристальном взгляде друг друга. Я прикоснулся рукой к ее щеке, а потом спустил ниже к ее шее. Она закрыла глаза, наклонилась ко мне, и я обнял ее. Она повернула лицо к моему и наши губы встретились. Поцелуй закончился, и она водила своими пальцами в моих волосах. Наше объятие закончилось звуком открывающейся двери, когда входил мой Отец.

Следующим утром, мы подготавливались к похоронам. После маленького завтрака, состоящего из плоского хлеба и фруктов, Отец и я оделись в наши темно серые траурные одежды. Идара была ошеломляющая в ее красном платье, обозначающее ее статус как горюющего члена семьи. Мы шли к маленькому кладбищу за стеной торгового квартала. Несколько отдаленных членов семьи Залрана были уже около могилы со стоящим рядом неукрашенным надгробным камнем. Священник говорил кратко, а затем мы опустили гроб в неглубокую могилу, и Идара была благодарна, каждому человеку который пришел на похороны. Многие из посетителей уехали, но некоторые остались, чтобы присоединиться к нам для похоронной пищи. Бедность Залрана не предполагала щедрый банкет, но и эта простая еда, и хорошее вино удовлетворило требования церемониальной пищи.

Последние гости разошлись и Идара, мой Отец, и я направились назад в город. Мой отец хотел посетить некую семью прежде, чем мы начнем собираться в Khal. Он попросил, чтобы я присоединился к нему, но я остался с Идарой. Она и я провели конец дня в беседе. Я рассказывал ей о наших делах и убеждал ее приезжать в Khal. НО она была настойчива в том, что бы остаться в Ahgram. Я чувствовал, что ее отказ уезжать был неблагоразумным выбором, и это будет мешать нам видеться.

Позже тем вечером, я решил рассказать ее о своих мыслях в надеждах на то, чтобы предумать спасение ее жизни от бедности или даже рабство. Небольшой зимний холодок пробегал по Ahgram той ночью. Ленты облаков проплывали по небу, иногда затеняя уменьшающуюся луну. Я нашел Идару на террасе крыши. Она поднялась через маленькое окно на чердаке и стояла на неровной крыше, пристально глядя на звезды.

Я был одет в темно синюю тунику и льняные брюки. Несмотря на холод, Идара носила зеленую одежду без рукавов, ее волосы были уложены назад и перевязанные лентами.

Я подошел позади нее, кладя руку на ее плечо, а другой, обнимая ее за талию. Она откинулась назад и мягко вздохнула, она не была удивлена моему присутствием.

"Как ты думаешь, у нас есть цель? " спросила она.

"Что ты имеешь ввиду?" ответил я вдыхая аромат меда исходящий от ее волос.

"Как ты думаешь, время, которое нам отведено - для цели?"

Мое сердце прыгало в груди. Размышления ее, означали время, которое она и я провели вместе, я тщательно обдумывал ответ. "Я думаю, что наша цель - мы должны найти что-то вместе " наконец сказал я. "Именно поэтому я приехал к тебе сегодня вечером. Я хочу спросить твоей руки"

Она обернулась, чтобы смотреть на меня. Я увидел кое-что в ее глазах то, что не мог перепутать, и мое сердце упало. "Танир, я сожалею …, я не знаю, что сказать. Я не подразумевала нашу цель. Я подразумевал цель наших жизней." Мягко, она положила руку на мою щеку, притянула мое лицо к ее. Она поцеловала меня, ее глаза закрылись, когда мы соприкоснулись губами. Поцелуй закончился, но ее рука оставалась на моем лице. "Неважно как сильно мы оба хотим этого. То, что ты просишь невозможно"

"Я не понимаю. Я могу вернуть тебя к прежней жизни. Жизнь, которую ты заслуживаешь. Я знаю, ты скажешь, что жизнь торговца не для тебя, но я уверен, это только потому, что тебе было тяжело в последние годы. Ты могла бы иметь часть нашего бизнеса" Я встретил ее взгляд и подчеркнул свой пункт. "Равную часть нашего бизнеса"

"Я знаю, ты хочешь, чтобы я была твоей женой, твоим партнером, и оставила Ahgram. Часть меня, желает этого также" сказала она. "Я никогда не смогу лгать тебе. Ты многое для меня значишь, но я не нуждаюсь в спасении. Ты не первый человек, который врывается в мою дверь, что бы спасти меня"

"Все совсем не так!" я запнулся.

"Я знаю, Танир." сказала она, обняв меня. "Но, мне надо кое-что сделать здесь. Я должна остановить то, что происходит в Ahgram. Я не хочу, что бы история моего Отца повторилась с кем-нибудь еще. И это то, в чем ты мне помочь не можешь" Я чувствовал ее слезы, поскольку они катились на мою тунику, и мои собственные глаза хлынули. "Ты не видишь неравенства"

"Я вижу проблемы" сказал я. "Ты рассказала мне, что случилось с вами, но это не то, что происходит в Khal." Наше объятие закончилось, поскольку мы стояли, смотря друг на друга.

"Это - часть проблемы" Она протянулась и осторожно коснулась моих глаз. "Ты видишь ими. То, что не видишь этим" сказала она, коснувшись моего лба, "и этим" проводя своей рукой по моему сердцу. "Твоя жизнь совсем другая теперь, чтобы действительно знать. Ты не видишь страдание, несправедливость. Ты не можете видеть это оттуда где ты сейчас, потому что ты - гражданин"

Ее слова, хоть и звучали жестоко, но они звенели истинной. Я не знал жизнь, о которой она говорила. Моя жизнь, даже когда мы жили в Aghram, была совсем новым опытом. Мы всегда были гражданами и использовали многие привилегии из гражданства, и принимали это как должное. Я мог только кивнуть, ошеломленный от ее слов, от отклонения моего предложения.

"Танир" сказала она. "Не отчаивайся" Она вытерла слезу с моей щеки. "Ты живешь в моем сердце. Возможно, когда моя задача будет выполнена, многое может стать таким, каким мы этого хотим"

Оставшийся вечер, который мы провели вместе, смакуя остатками времени. Смех заменял слезы протекшие ранее, и я открыл себя заново, слушая ее рассуждения о нашем обществе, и о ее желании изменить его. Свечи догорали, когда Отец вошел и увидел нас близко сидящий за столом. Он обнял нас и обещал Идаре свою поддержку.

На следующее утро, мы направились в Khal. Идара сопровождала нас до ворот, где мы попрощались. Я пообещал ей, что вернусь. И когда-нибудь я это сделаю. Идара не должна сражаться одина.

Translated by Torin
Original: http://www.vanguardsoh.com/idara001.php

Meihe
19.11.2005, 18:36
Похороны Залрана
Часть 1

— Пришло время идти, — сказал отец.
С этого началось наше путешествие. Я подозревал, что оно не закончится, даже когда через три дня мы доберемся до места назначения.
Мы покинули Кхал с одной-единственной целью: самый близкий друг моего отца и его деловой партнер, Залран, умер. Отец, получив извещение, немедленно стал собираться на похороны. Традиция требовала нашего участия, а это означало поездку в Аграм. Отец наотрез отказался путешествовать лодкой, и нам предстоял долгий, пыльный поход позади караванов, направляющихся на юг по торговым путям. Обеспокоенный тем, что бизнес понесет убытки во время нашего отсутствия, я просил отца не брать меня с собой, но напрасно.
Я не помню, когда я в первый раз встретился с Залраном. Наверное, это произошло задолго до того, как я научился ходить. Хотя мы не были связаны кровно, сильные торговые связи переплели семью Залрана с нашей. Время от времени чувствовал, что Залран не просто добрый дядюшка — он был мне вторым отцом и наставником. Он многое рассказывал о торговых путях, и к тому времени, когда мы переехали в Кхал, я уже играл большую роль в отцовском бизнесе. К сожалению, после этого пути наших семей разошлись.
Когда мы грузили фургон и подготавливали его к поездке, другие торговцы и клиенты бродили неподалеку. Важность, которую мой отец придавал нашей поездке, была очевидна всем. За те семь лет, которые мы провели в Кхале, он ни разу не закрывал магазин. Даже когда мы оба отсутствовали — хотя это случалось редко — магазин оставался открытым. Он всегда был открыт. На первом месте стоял бизнес, на втором — семья, третье место занимала Империя. В нашем случае между первым и вторым приоритетом было большое расстояние, а между вторым и третьим просто огромное — Империя была далеко, за дюнами на горизонте.
Мы загрузили фургон подарками для семьи Залрана и нашими собственными тюками, заполненными нашей церемониальной одеждой для похорон. Я попробовал еще раз отговорить отца от необходимости брать меня с собой.
— Пап, — сказал я, — наши конкуренты постараются получить преимущество, пока нас не будет. Наши контракты на железо ненадежны. А цены у нас немного выше других — мы ведь полагаемся на обслуживание, чтобы удержать клиентов.
— Они поймут, — ответил он. — А если нет — неважно. Мы должны быть на этих похоронах.
Отец отклонял каждый аргумент, который я выдвигал. Когда я исчерпал все возможные доводы, он положил руку мне на плечо:
— Мы должны идти, сын мой. Наша вера требует, чтобы мы были там. И это значит, что должны идти мы оба, а не я один.

Путь нашего фургона лежал через ворота и вел дальше на юг по торговой дороге. Она была заполнена торговцами, фермерами и животными, путешествующими как на фургонах, так и пешком. Хотя основной поток двигался в Кхал, перед нами шел караван, направляющийся в Аграм. Поскольку я договорился о присоединении к нему нашей повозки, их конная охрана двигалась прямо позади нас.
Дорога в Аграм обычно безопасна. Но из-за бандитов, которые иногда появляются на трассе, владельцы караванов нередко предлагают за малую плату покровительство тем, кто едет без охраны. Когда главный охранник проезжал мимо нас, чтобы собрать плату, я спросил его, слышал ли он что-нибудь о новых торговых маршрутах, которые прокладывают гномы Мекалии.
Он улыбнулся.
— Моя последняя поездка пролегала далеко от тех мест. Гномы народ упрямый и обычно держатся сами по себе, но пока они достаточно безобидны. И тоже неплохо платят за охрану.
Я отдал ему несколько золотых монет. Он кивнул и поехал дальше.
Поездка была спокойной. Отец проводил время, вспоминая о Залране и о том, как они начали работать вместе. Я сидел и слушал, кивая в нужных местах — но как я хотел тогда быть как можно дальше от этой телеги!
На третий день мы приблизились к Аграму. Его высокие стены тянулись по всей линии горизонта и становились выше с каждым шагом. Когда мы повернули на запад, я смог разглядеть трое ворот: у каждых выстроилась очередь людей, ожидающих возможности попасть в город. Южные ворота назывались Портовой Дверью — они находились близко к гавани и вели в портовый квартал. Многие из небольших торговых семей работали в доках и покупали маленькие квартиры неподалеку от пристани. На север выходили Ворота Солнца — Имперские Ворота, — открытые только знатным людям или тем, у кого были специальные грамоты.
Торговая дорога вела прямо к большим воротам в середине стены. Через них проходили все торговцы и большинство обычных посетителей города. К ним мы и направились.
Мы стояли в очереди около часа. У ворот стражник стал расспрашивать нас о цели поездки и поинтересовался, везем ли мы что-нибудь на продажу. Я ответил, что мы приехали на похороны друга и не упаковали ни единого ящика товаров. Указав на нас, стражник лениво махнул рукой — и мы вошли в город. Я был поражен произошедшими в нем изменениями. Конечно, жизнь в Аграме всегда гудела, как пчелы вокруг улья, но на сей раз огромное скопление людей, экзотических изделий и запахов словно навалилось на меня со всех сторон.
Мы медленно продвигались по главной дороге города. В конце рыночной площади отец спрыгнул с повозки и подошел к лотку, чтобы поговорить с торговцем. После нескольких минут разговора отец сказал мне следовать за ним, а сам пошел пешком. Когда мы миновали несколько людных улиц, он указал направо и повел нас по небольшой улочке. Повозка ехала по неровно вымощенной дороге, в конце которой мы свернули в маленький переулок. Дома там стояли очень близко друг к другу, и нашей телеге едва удавалось протискиваться между ними.
Переулок сузился сильнее, и фургон не мог проехать дальше. Я спрыгнул с него, чтобы пешком продолжить путь, проходящий между двумя большими складами.
Прямо перед нами в конце переулка находился маленький дом.
— Это здесь, — сказал отец. — Мы пришли.
Это был не дом преуспевающего торговца Залрана — по крайней мере, он выглядел не таким, каким я его помнил. Я всегда представлял Залрана как очень богатого человека, который может купить или продать любое предприятие по собственной прихоти. Теперь же ему больше не завидовали во всем городе, и Залран давно перестал быть состоятельным торговцем.
Наверное, пока я был маленьким, то представлял Залрана похожим на отца. Потом я вырос, и действительность стала затмевать воображение: я начал видеть не только отцовские успехи, но и неудачи. Мы с Залраном находились очень далеко друг от друга, поэтому я не смог заметить все те изменение, которые вошли в его жизнь.
Мы приближались к скромному жилищу, приютившемуся между массивными стенами складов. Увидев состояния дома, я поразился, что он еще не рухнул: некрашеный, стены нуждаются в ремонте, крыша вот-вот обвалится. Всё это говорило о том, как плохи были дела Залрана.
Отец постучал в дверь, и через некоторое время она открылась. Молодая женщина, одетая в простое желтое платье без рукавов с зеленым поясом, стояла на пороге. Изгибы ее тела были видны сквозь плотный лён. Ее гладкие темные волосы блестели, подчеркивая овал лица. На полных губах гранатового цвета была легкая улыбка. Ее глаза, похожие на два бездонных океана, притягивали — я не мог отвести от них взгляда. Время остановилось, и я хотел, чтобы так продолжалось вечно.
Она повернулась к моему отцу и сказала:
— Дядя, мы не ждали тебя. Я рада, что вы добрались благополучно.
— Спасибо, Идара, — ответил отец. — Мы ведь тоже часть семьи Залрана.

Идара. Это была Идара.
И в этот момент мой мир изменился.

Рейтинг@Mail.ru